Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

РМ: разрушенное государство

День за днем, месяц за месяцем, год за годом  молдавский политический класс совершал  самое главное свое преступление  — уничтожал молдавское государство.

И это маниакальное стремление стало чем-то вроде отличительной особенности, своеобразной манией местных элит. Объединение с Румынией, правовой нигилизм и нарушение Конституции, передача самых важных стратегических инфраструктурных объектов иностранцам (энергосетей, порта Джурджулешть, банковской системы), открытая торговля суверенитетом,  делегирование права контроля на границах (в том числе документов) международным структурам  —  разрушение молдавской государственности принимало самые разные формы. Но, по сути, все эти формы были лишь способом преступного обогащения.  

Криминализация молдавской политики началась сразу, после провозглашения независимости.

Да, когда Советский Союз распался,  захват собственности и различные криминальные схемы стали общим местом для всех постсоветских республик. Но в ряде государств, например, в Белоруссии, криминализация политики была остановлена. Однако в Молдове процесс шел постоянно.

Воз и маленькая тележка

Местные  наблюдатели  со стажем  могут собрать воз и маленькую тележку всяких сюжетов  о криминальных действиях  политиков.

Например, об изготовлении  в 90-х паспортов и удостоверений личности по заказу государства определенными фирмами и об «откатах» семье президента. О захвате сельскохозяйственных земель  при аграриях. О часах «Роллексе» за 30 000 долларов на руках премьер-министра самой нищей страны Европы. О  дипломате, начиненном  пачками долларов,  якобы «забытом» в приемной премьер-министра чуть позже. О захвате перерабатывающих предприятий премьером, обещавшем  демократию и процветание Молдове.

О сыне другого президента, якобы утверждавшего на шумном дне рождения, что «у него 4 млн. рабов». Об уголовных делах на этого сына и другого, того же президента…

О колоссальных взятках во время приватизации центральных и южных энергосетей. Счетная палата утверждает, что государственная казна не досчиталась сотни миллионов долларов.

Сколько этих историй известно! Криминальные  деньги легко ломают характеры и превращают политиков в циничных дельцов.

Голос народа: я бы убрал всех этих «гондурасов»

Народ все видел. В декабре 2000 года в разгар президентских выборов 50 семей комбатантов, в основном полицейских,  захватили элитный дом. Здесь должны были получить квартиры депутаты молдавского парламента.

Полицейские тогда объяснили свои действия:

— Живут люди хуже, чем в тундре. По трое-четверо детей в одной комнате. Многие  — инвалиды. Многие полицейские после войны заболели. А наши парламентарии хотят такие привилегии, квартиры по 100 квадратных метров! Бесплатно! Не слишком жирно им будет? Будет жирно! Хватит!

— Если бы я знал в конце приднестровского конфликта, что нас ожидает такая нищета, я бы не сдал оружие, а убрал бы этих «гондурасов», убрал бы всех, отправил бы в Криково, на зону, туда, котельцы резать. Потому что надо было строить дома.

— Деньги народные куда идут? Национальной мафии, в коррупцию, в бандитизм…»

Правление «гангстеров»

После прихода к власти коммунистов и небольшой передышки, народ вновь стал замечать неладное,  и появились  анекдоты о сыне президента, который  все «строил» в этой стране. А потом и о его друге-«плохише». «Плохиш» имел солидное криминальное прошлое, но это не помешало ему создать партию. Он ее просто купил вместе с политиками, которые изображали из себя кристально честных людей.

После погромов  апреля 2009 года, началась новая криминальная страница в молдавской политике, названная  «евроинтеграцией». Привалившие  с Запада миллиарды  разворовывали подчистую. Политики, не стесняясь,  называли друг друга «гангстерами».  Доверенные лица олигархов ходили с борсетками и покупали депутатов, чиновников  у всех на виду. А во время выборов — и избирателей.

О захвате государства заговорили  высокопоставленные чиновники Совета Европы.

Страна превратилась в криминальную структуру, управлялась преступниками и бандформированиями, которые выдавали себя за политические партии.

Все было так запущено, что непримиримым  геополитическим противникам —  США, России и ЕС пришлось объединить  на время усилия и выгнать из страны Влада Плахотнюка и его партнеров.

Затем одна из сторон (США), которая контролировала общественно-политическую жизнь Молдовы с 2009 года, решила, что переходный период закончился.

Сообщество  «хороших  людей»?

Новая политическая сила, которой управляли из-за океана, объявила себя «белой и пушистой». Члены партии (PAS) стали  «хорошими людьми».

Но действительно ли  это  так?

Первыми образ сообщества  «хороших  людей» разрушили  сами члены PAS, когда признали,  что их предвыборные обещания о «хороших временах» — преднамеренная ложь. Следовательно, по сути своей, они заурядные политические  мошенники, такие же,  как и их предшественники.

А по-другому быть  не может, так как и лидер PAS Майя Санду, и другие ее коллеги «вышли из шинели» Влада Филата, премьер-министра, уволенного за коррупцию, а позже осужденного за извлечение выгоды из влияния.

Некоторые члены «команды», вроде нынешнего кандидата  от PAS в генпримары Кишинева Лилиана Карпа участвовали в преступном политическом сговоре и поддержали выдвижение  Влада Плахотнюка на пост премьер-министра.

То есть, о  политической чистоте, «девственности» PAS могут говорить в Молдове лишь люди слабоумные или лишенные памяти.

Нет смысла копаться в деталях криминального  прошлого «альянсов за евроинтеграцию», достаточно будет упомянуть лишь  основные индикаторы криминальной связи нынешних руководителей Молдовы.

  1. Голосование руководителей PAS  за выделение преступным кланам миллиардов из НБМ ( т.н. «кража века») и передача в концессию Кишиневского аэропорта.
  2. Работа и отставка в рамках коррупционно-криминального правительства  Влада Филата, а также в кабмине Юрия Лянкэ, ответственного за банковское мошенничество. В этот момент ни Майя Санду, ни ее протеже, Игорь Гросу, ни разу не возвысили голос против  коррупционной деятельности коллег, были частью преступных альянсов с олигархическими семействами. С  теми, кому сейчас якобы объявили войну.

Выход за рамки закона

Как правопреступление следует рассматривать  борьбу PAS  с политическими оппонентами, бывшей партией «Шор», ПСРМ, которые попали в парламент по воле избирателей в 2021 году.

Для их преследования  используются разные формы и инструменты,  репрессивный  аппарат.  

Рассмотрим несколько эпизодов.

Пожалуй, самый вопиющий случай — арест генпрокурора Александра Стояногло, указ о его отстранении от должности, а затем, спустя почти два года, — указ об увольнении.

В  соответствующем документе  президента об увольнении Стояногло с должности сказано, что судебного решения, доказывающего вину бывшего генпрокурора пока нет. Президент основывается в своих действиях  на рекомендациях внешних партнеров, а не  юридических доказательствах.

Другая история — арест лидера ПСРМ и экс-президента Игоря Додона. Его обвинили в нескольких преступлениях. Следствие длится более года, и в настоящий момент ограничения на выезд политика за границу сняты. То есть, убедительных доказательств вины Игоря Додона тоже пока нет. И дела могут быть квалифицированы как политическое преследование.

Последний эпизод – лишение конституционных прав быть избранными 102 человек, как-то связанных с партией «Шор».

Конституционный суд принял решение о незаконности положений Избирательного Кодекса, запрещающих ряду лиц участвовать в выборах. На второй день правящая партия внесла поправки в законодательство,  дающие право ЦИК на основе подозрений,  материалов следственных органов или спецслужб отстранять нежелательных граждан от участия в выборах. Поскольку это было сделано в разгар местных выборов, без заключения  Венецианской комиссии, с нарушением процедур, прописанных в законе, то действия PAS также можно квалифицировать как правопреступление и политическое преследование инакомыслящих.

Другими словами, если власть сознательно нарушает законы, Конституцию  страны, то  это дает право нам говорить о  преступном характере  данного режима. Ведь нарушение Конституции равнозначно узурпации власти.

PAS ничем не отличается от своих предшественников

Выгораживая  депутатов  PAS, нарушающих Конституцию, а также решения КС, президент Майя Санду объясняет все необходимостью бороться с иностранным влиянием, исходящим от России.

Санду говорит: «Преступная группировка, использующая грязные деньги из РФ, не имеет ничего общего с демократией. У нас есть международные обязательства, мы уважаем эти обязательства, но в то же время мы не можем играть в шахматы, когда Россия нас обыгрывает в боксе».

Действительно, если Молдова начнет играть с Россией в «бокс», то у Москвы не останется никаких шансов на победу.

Но разговоры о деньгах напомнили о недавней поездке молдавского президента в США.  Находясь здесь, Майя Санду получила премию «Борец за свободу» Центра анализа европейской политики (CEPA).

CEPA базируется в Вашингтоне, округ Колумбия. Главное направление в его деятельности — укрепление трансатлантического альянса посредством передовых исследований, анализа и программ.

Среди спонсоров CEPA числятся НАТО, NED, Госдепартамент США, а также технологические  гиганты и производители оружия. 

Безусловно, молдавские президент не получала премию напрямую от правительства США. И все произошло открыто. Но сути дела формальности не затуманивают. Тем более  что это не первая подобная премия.  Вспомним, что Майю Санду  наградили в декабре 2022 года в Вашингтоне Премией Мадлен К. Олбрайт Национального демократического института США (NDI). Структура также субсидируется  федеральным правительством.  Разве это не такое же иностранное финансирование,  как и то, с которым борется PAS? Но то, что мы видим на «сцене»,  вызывает закономерный вопрос: а что же за «кулисами»?

Как известно,  саму PAS создали в основном представители неправительственных организаций, которые фактически содержатся  Западом. Формально все как будто чисто, но правительство PAS, не без оснований, называют  «колониальным» и марионеточным.

Таким образом, как по рождению, так и по методам действий нынешняя правящая партия ничем не отличается от предшественников, бывших не в ладах с законом.

Раскуроченный, разбитый вдребезги автомобиль

На протяжении более 30-ти лет политическое ядро молдавского общества имеет криминальное лицо. Проблема в том, что партии, добиваясь своих целей (обогащение и торговля суверенитетом),  развратили все государственные структуры: парламент, правительство, систему юстиции, прокуратуру, суды,  включая КС, систему безопасности, СМИ, неправительственные организации,  местную власть. Все прогнило до основания.

Партии и  правительство подкупают и граждан. Власть использует бюджетные деньги, чтобы поддержать примаров, которые им служат, отдает команды за кого голосовать через министерства и подконтрольные госструктуры. Бюджетные средства  используются для организации партийных митингов.

Долгое время раздача наличных и пакетов с продовольствием партиями были привычным делом.

И в менталитете граждан закрепилась  формула: «Все политики воруют, но Шор хоть что-то делает для людей. Делится». Как же нужно было искалечить сознание людей, следующих главным образом православным заповедям («не укради»), чтобы человека, который  сам признался, что в «краже века» он был «инструментом», воспринимали  политическим «Робин Гудом».

День за днем, месяц за месяцем, год за годом  нарушавшие закон местные политики совершали самое главное преступление – разрушали молдавское государство. И это единственное, что  у них действительно получилось.

Теперь  словно раскуроченный, разбитый вдребезги автомобиль, молдавское государство восстановлению  едва ли подлежит.

Автор — Сергей ТКАЧ