Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Киев и Москва оставили Майю Санду в дураках?

История с приднестровскими  номерами очень напоминает трюк. Но кто кого обманул?

1 сентября чуда не произошло, и Киев остановил поток машин приднестровцев, которые ранее выезжали на Украину с местными номерами. Из более 100 тысяч автовладельцев лишь пять процентов успели обменять свои номера на молдавские и могут беспрепятственно выехать за пределы региона. О том, что этот момент наступит, было известно всем: Тирасполю, Кишиневу, Киеву и Москве.

Путаница или игра?

В самом конце августа Украина объявила, что не будет пропускать автомобили с приднестровскими номерами. Вслед за этим пришло сообщение о том, что посольство Молдовы в Киеве обратилось с письмом, в котором просило украинские власти отложить запрет на въезд на январь 2022 года. И СМИ поспешили объявить, что проблема решена и приднестровские автовладельцы смогут поменять номера и водительские удостоверения.

Умиротворенным было и заявление властей региона. Вадим Красносельский  давал понять, что для сторон  конфликта возникают благоприятные условия для ведения переговоров. И кроме того, Кишинев устами молдавского президента обещал Дмитрию Козаку, что никаких блокад не будет. О чем и сообщил после переговоров в Кишиневе высокопоставленный российский чиновник.

Более того, когда появилось сообщение о том, что Киев вводит запрет,  сторонником Приднестровья стал даже главный критик Приднестровья и  автор плана по удушению региона, политолог, а ныне депутат парламента от правящей ПДС Оазу Нантой. «Нужно быть полным идиотом, чтобы предпринимать шаги по отношению к Приднестровью, которые ущемляют рядовых граждан, ни в чем не повинных, оставляя при этом за скобками криминальный бизнес», — заявил депутат. Тот, кто знает все другие более ранние высказывания эксперта на протяжении всех 30 лет конфликта, несомненно был удивлен. В словах депутата чувствовалась какая-то фальшь или игра.

Реинтеграторы Киева и Кишинева встречались накануне

Была еще одна странность. После назначения на должность вице-премьера по реинтеграции в молдавском правительстве Влад Кульминский поддерживал тесный контакт со своим украинским коллегой, министром по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексеем Резниковым. Они созванивались, а в конце августа в связи с Днем независимости Влад Кульминский совершил официальный визит в Киев. Как следует из сообщений, «официальные лица обменялись информацией и мнениями по делам, находящимся в их ведении, в контексте установленных приоритетов и проводимой деятельности, подтвердив свою взаимную поддержку суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова и Украины». Трудно поверить, что злободневная тема с трафиком через украинскую границу не обсуждалась, а стороны пили чай и клялись друг другу в верности до гроба перед лицом «коварной Москвы».

Контакты на самом высоком уровне

Безусловно, особое внимание следует уделить и молдавским контактам на самом высоком уровне. Президент страны Майя Санду в последнее время плотно работала с Украиной. Шли переговоры об участии  глав государств  в важных мероприятиях: Санду стала участником «Крымской платформы», а Владимир Зеленский побывал на торжественных мероприятиях по случаю 30-летия независимости Молдовы. Киев и Кишинев на разных уровнях встречались и вели переговоры. А в Кишиневе глава украинского правительства, также прибывший на юбилейные мероприятия, подписал с молдавским премьером специальный протокол по торговле, который он назвал «шагом по выходу из СНГ».

Другими словами, у официальных властей двух соседних государств, на разных уровнях, была возможность обсудить  проблему запрета на въезд автомобилей с приднестровскими номерами.

Конечно, было много и других важных тем. Например, поставки украинский электроэнергии в Молдову и ситуация с Днестром, который совсем обмелел после запуска четвертого энергоблока на Днестровской ГАЭС. И теперь в Кишиневе  бьют тревогу не только эксперты-экологи, но политические шуты. И все же, учитывая направленность «Крымской платформы», а также новые заявления молдавского президента о желании подключиться к проекту «Троеморье», который также направлен против России , трудно поверить, что «приднестровский кейс» был отброшен в сторону как неактуальный и малоинтересный.

Забыли о Приднестровье?

Но если допустить, что молдавские власти просто забыли о проблеме трафика с приднестровскими номерами и вспомнили о ней, когда Украина заявила о запрете въезда, то это говорит очень плохо  о новом молдавском вице-премьере по реинтеграции и о Майе Санду, дававшей Дмитрию Козаку заверения, что никакой блокады Приднестровья не будет.

Но эта версия о забывчивости выглядит очень неубедительной, так как центральной частью всех обсуждений последнего времени между  высокопоставленными чиновниками Украины  и Молдовы был блок  вопросов «Россия-Приднестровье».

Даже находясь в Вашингтоне с визитом, Владимир Зеленский  упомянул о Молдове, когда представлял свой «план трансформации» и затрагивал повестку переговоров по Донбассу. «Мы с вами видим, что происходит в мире, это уже вопрос не Украины. Этот вопрос и Молдовы, и границ прибалтийских государств, вопрос Беларуси…», — заявил украинский президент. То есть, «Донбасс», «Приднестровье», «Белоруссия», «Прибалтика» — это один «российский кейс». Все связано, и любые действия должны быть согласованы. Особенно с Вашингтоном.

Поэтому есть серьезные основания полагать, что  письмо молдавского посольства в Украине с просьбой разрешить въезд машин с приднестровскими номера до 10 января 2022 года, слезное заявление депутата Оазу Нантоя – всего лишь игра на публику.

Так в чем смысл всего этого спектакля?

Некоторые уже высказали предположение, что таким образом Киев и Кишинев решили «провести Дмитрия Козака», ударить по его авторитету, представить в невыгодном свете. Ведь он говорил в Кишиневе о продуктивных переговорах с Майей Санду и о том, что никакой блокады Приднестровья не будет. И тут  — на тебе! Киев неумолимо действует и показывает, от кого зависит судьба Приднестровья. Явно не от Москвы. Для того, чтобы каким-то образом выгородить Майю Санду и друзей из Кишинева и была придумана эта возня с письмами, недоразумениями, а первого сентября была проявлена и напуская озабоченность молдавских реинтеграторов, которые «вдруг» оказались перед фактом.

«Болван» в старом польском преферансе?

Но возможно и другое объяснение. Киев и Москва держали Кишинев за «болвана» в старом польском преферансе. В Москве понимали, что у Киева давно руки чешутся по поводу Приднестровья. Есть большой интерес к тому, чтобы вопрос военного присутствия России в регионе был серьезно актуализирован и у США, которые сейчас курируют правительства в Киеве и Кишиневе. И для того, чтобы тема запустилась, необходимо продемонстрировать определенные механизмы давления на Тирасполь, чтобы Москва поняла всю серьезность ситуации и была более сговорчивой. Возможно, что запрет на въезд автомобилей с приднестровскими номерами – это только первый шаг и скоро последуют другие. Обещала ведь Майя Санду борьбу с коррупцией? Говорила, что контрабанде из Приднестровья надо установить заслон?

Как мы уже видели по заявлению Зеленского в Вашингтоне, для Киева Приднестровье – это просто другая сторона темы Донбасса. И для борьбы с Россией использование имеющихся способов давления на Приднестровье – важная возможность. И Киев вступил в игру.

В Приднестровье меняют тон и бьют тревогу

Но понимали ли  в Тирасполе и в Москве, что 1 сентября на границе с Украиной возникнут проблемы для приднестровских автовладельцев? Или же слепо верили обещаниям Майи Санду, что никакой блокады не будет?

Интересно, что накануне запрета на въезд лидер Приднестровья говорил (вспоминая визит Дмитрия Козака) о позитивном настрое и желании «не ломать копья, а договариваться Молдавии и Российской Федерации». «Это радует, — сказал Вадим Красносельский, —  потому что даёт хороший импульс и перспективы уже в наших отношениях — Приднестровья и Молдавии. Тем более Дмитрий Николаевич высказался, что Приднестровье и РМ должны договариваться, и мы это поддерживаем. Это хорошая позиция очень грамотного политика».

Но уже на следующий день, кода стало известно, что Киев не пускает автотранспорт, тон сменился. И МИД Приднестровья назвал ситуацию на границе «деструктивными действиями». А «декларируемые представителями нынешнего руководства Молдовы усилия по недопущению кризиса не привели к практическим результатам». Более того, Тирасполь забил тревогу: «Подобные блокадно-ограничительные меры негативно влияют на состояние молдо-приднестровского диалога, в связи с чем призываем всех участников переговорного процесса дать оценку действиям, идущим вразрез с принципами и содержанием существующих договорённостей, и не допустить полномасштабной транспортной блокады Приднестровья».

Возмущенная Москва

С резким заявлением выступил и российский МИД. Он назвал действия Киева «возмутительным шагом». Указывалось, что блокадные меры сведут на „нет“ все усилия по восстановлению  позитивной динамики. Кроме того они  «дискредитируют Украину как участника переговоров в формате «5+2».

Что еще более интересно, Москва увидела в действиях Киева все ту же «борьбу с собственным населением».  «Вслед за бесчеловечными водной блокадой Крыма и социально-экономической изоляцией Донбасса, украинские политики принялись за удушение жителей Приднестровья»,  — говорится в заявлении российского МИДа.

В Москве знали куда катится шар?

Что мы имеем в итоге?

Для Тирасполя очень важно, что Кишинев, уже в лице новых властей, вновь предстал в виде недоговороспособной стороны. Молдова не выполняет взятых на себя обязательств, говорит одно, а делает другое. Разве не это было в истории с «меморандумом Козака»? И вот теперь, опять, уже новые люди дают обещания и не выполняют. Тому же Дмитрию Козаку.

Москва, хотя в заявлении не упоминает Молдову, а все сводит к действиям Украины, получает возможность говорить с Кишиневом уже по-другому. По всему комплексу вопросов. Она слезам не верит, и ей потребуются доказательства, что Санду действительно хочет вести с Москвой прагматичный и плодотворный диалог. Нет сомнения, что о планах введения транспортной блокады Киевом и о тайном согласии Кишинева на эти действия в России знали заранее. Почему? Да потому что у событий есть логика: «Ассоциированное трио», «Крымская платформа», «Троеморье» — все это звенья одной цепи и единой политики. Причем политики хорошо продуманной, но не в Кишиневе. Майю Санду привели к власти в Молдове не для того, чтобы она умиротворяла Москву, становилась для нее стратегическим партнером. Задача другая – российское влияние сделать ничтожным, а миротворцев вывести из Приднестровья.

Поэтому в Москве хорошо знали, куда катится шар. Но за все приходится платить. И какие счета будут выставлены Кишиневу,  мы скоро узнаем. Например, по цене на газ.

Плюсы Киева,  Москвы и Тирасполя

Что бросается в глаза в этой истории?

Киев поиграл мускулами и показал, что Приднестровье находится в «переговорной корзине» в общении с Москвой.

Тирасполь вновь получил привычный для него статус «жертвы». Его давят со всех сторон, блокируют в результате тайного сговора. Это неплохо и для внутреннего пользования – впереди выборы, и враг не дремлет.

Россия теперь спокойно может выстраивать отношения и переговоры с Молдовой, начиная с приднестровских проблем. Чем хуже Тирасполю, тем хуже будет и Кишиневу. И каким  может быть формат отношений, когда Майя Санду последовательно участвует во всех антироссийских проектах? Поступило предложение начать продуктивный, прагматичный диалог, Москва откликнулась, Дмитрий Козак прибыл в Кишинев, увидел позитивный настрой, ему дали обещания.

И теперь возникает ощущение, что все это было липой, неискренним заигрыванием. Словом, Москва по-прежнему готова разговаривать с Кишиневом, но есть красные линии, через которые переступили. А данные гарантии следует выполнять. Если этого не делать, то любые переговоры теряют смысл.

А что выиграл из всего этого Кишинев?

Очень похоже, что расхлебывать кашу придется президенту РМ. Теперь ей нужно доказать, что между ней и Зеленским не было тайного сговора, что ее слова чего-то стоят, что она не слепо действует  по указаниям извне, что в Кишиневе есть с кем разговаривать. Что она, Майя Санду, – это не припудренный Плахотнюк.

  А главное  — убедить граждан своей страны, что внешняя политика, которую она проводит, имеет какой-то смысл и служит интересам людей, а не геополитических игроков. 

В общем, получилось так, что то,  что могло быть плюсом, моментально стало минусом. Каждый что-то получил, и только молдавский президент, кажется, осталась в дураках.

Фотоколлаж IPN.MD

Автор — Сергей ТКАЧ