Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Каверзный вопрос российско-молдавских отношений

Москва согласилась вернуться к проблеме ликвидации своих боеприпасов в приднестровском регионе. Но готов ли на этот раз Кишинев серьезно решать этот вопрос?

Внезапный и крайне скоротечный вчерашний визит в Молдову замглавы администрации президента России Дмитрия Козака остается, пожалуй, главной политической новостью этой недели в республике. Вчера коллеги перечислили приоритетные темы, по которым, судя по всему, и прошлись на единственной встрече Козака в молдавской столице с участием главы государства Майи Санду, а также вице-премьеров, курирующих внешнюю политику и реинтеграцию, Нику Попеску и Влада Кульминского.

Интересно, что за несколько часов до встречи в российской прессе появилась информация, что Кишинев среди прочего собирается поднять тему вывода армейской группировки РФ с территории левобережья. В результате, по крайней мере, в публичную плоскость этот достаточно сложный и чувствительный для Москвы вопрос вынесен не был. Зато, как и ожидалось, политики обсудили торгово-экономические отношения, газовый контракт и приднестровское урегулирование, о чем сообщила сама Майя Санду в своем телеграм-канале.

Любопытно, что Дмитрий Козак, общаясь со СМИ, заявил, что в ходе общения с президентом также проговаривался вопрос утилизации боеприпасов в Приднестровье: «Нас попросили оказать содействие в урегулировании приднестровской проблемы и связанной с этим утилизацией боеприпасов. Мы тоже заинтересованы в утилизации этих боеприпасов, срок годности которых истек, и они не подлежат транспортировке. Договорились об этом взаимодействии».

О желании возобновить переговоры с Москвой по этой теме Майя Санду говорила еще в конце прошлого года, практически сразу после победы на выборах, признавая, что во взглядах двух государств есть определенные расхождения. «Я верю, что есть шансы найти решение, так как в прошлом году, когда я возглавляла правительство, мы начали диалог по поводу утилизации боеприпасов… Нахождение этих боеприпасов на территории Молдовы очень опасно. Тогда министр Шойгу сказал, что они открыты для обсуждения вопроса по утилизации боеприпасов или их вывозу», — заявляла тогда Санду.

Действительно, в августе 2019-го министр обороны РФ Сергей Шойгу, находясь в Молдове, неожиданно предложил начать процесс утилизации боеприпасов на складах в Колбасне. Там, как известно, их до сих пор хранится около 20 тысяч тонн, которые остались в Приднестровье «в наследство» от советской 14-й армии. Эта инициатива быстро нашла поддержку у ОБСЕ, а также вызвала живую заинтересованность США.

Чуть позже, после переговоров Нику Попеску с главой МИДа РФ Сергеем Лавровым появились очертания того, как в техническо-организационном плане Москва видит этот процесс. Так, на первом этапе стороны должны были заниматься только устаревшими арсеналами с истекшим сроком годности (таковых — более половины), а между оборонными ведомствами стран планировалось подписать план действий по всему перечню накопившихся военных вопросов, в том числе по снабжению российских миротворцев на левом берегу Днестра. В дальнейшем ожидалась подготовка проектной документации и определение источников финансирования. Кремль также рассчитывал, что вывоз и утилизация вооружений будут осуществляться военными специалистами РФ.

Судя по дальнейшему развитию событий, Кишинев тогда фактически оказался не готов к реальной работе по этой проблеме. Хотя подобный опыт взаимодействия уже имелся, ведь в начале 2000-х было вывезено или уничтожено почти 50% вооружений, техники и боеприпасов. Однако в этот раз руководству республики видимо не понравились российские условия, вследствие чего начались достаточно грубые попытки переписать их «под себя». Была развита бурная деятельность по подключению других внешних игроков к процессу, прежде всего, западных. Сам процесс утилизации публично старались форсировать, причем, складывалось ощущение, без информирования российских коллег.

К примеру, Нику Попеску спустя пару месяцев после приезда Шойгу заявил, что боеприпасы будут отправлены транзитом через Украину в Россию «в ближайшее время», и это якобы было согласовано со всеми странами Евросоюза. И это при том, что к тому моменту никаких реальных подвижек не было, да и сама Москва рассчитывала организовать процесс на месте, подчеркивая, что дело это небыстрое и трудоемкое (требовалась доставка необходимого оборудования, заключение контрактов, сбор специалистов и т.п.), которое займет минимум год.

Кроме того, Сергей Лавров тогда намекал на прямую корреляцию проблемы уничтожения складов боеприпасов с успешностью приднестровского урегулирования, напомнив, что в прошлый раз вывоз вооружений из Колбасны остановился именно из-за обострения отношений Тирасполя и Кишинева. При этом к осени 2019-го переговорный процесс с левобережьем уже зашел в тупик, в котором, в общем-то, пребывает и поныне.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что начавшийся было диалог оказался достаточно быстро свернут и заморожен вплоть до вчерашнего дня.

Апеллируя к необходимости поскорее покончить с вопросом, Кишинев обычно указывает на риски, связанные с экологией и безопасностью. Впрочем, думается, ключевым мотивом здесь служит все-таки намерение добиться вывода российских войск из приднестровского региона, одним из главных оснований для нахождения которых там как раз является охрана складов.

Визит Козака и тональность последующих встреч и заявления свидетельствуют о том, что Москва, несмотря на итоги последних электоральных циклов, готова «слушать» и «слышать» Кишинев по многим темам, включая ликвидацию боеприпасов. Тем не менее, нужно понимать, что позиция России в отношении организации этого процесса за прошедшие два года вряд ли претерпела существенные изменения. Можно с уверенностью говорить, что Кремль продолжает держать в уме самостоятельное администрирование проекта без привлечения «посторонних» в лице США, ЕС и любых других акторов (возможно, с частичным исключением в лице ОБСЕ), а также будет смотреть на прогресс в нормализации отношений двух берегов.

Поэтому, вне всяких сомнений, грубые попытки «прогнуть Москву», наблюдавшиеся в 2019 году, успехов не принесут. Как уже сказал вчера Козак, никаких подарков Москва делать не будет. И пусть речь шла о газе, думаю, такой подход будет применяться и в иных сферах сотрудничества.

Так что, если новое руководство республики действительно хочет решить этот давний кейс, то действовать нужно осмысленно, аккуратно и прагматично, постепенно находя компромиссные решения, а не в одностороннем порядке «переворачивая переговорный стол». Возможно, в этом случае сторонам удастся прийти к некоему проекту договоренности уже к гипотетической встрече Майи Санду и Владимира Путина. Главное — понимать, что у России есть собственные интересы в этом вопросе, и если в Кишиневе готовы брать их в расчет — у российско-молдавских отношений в целом, и у проблемы ликвидации боеприпасов в Приднестровье в частности есть неплохие перспективы.

Автор — Владимир РОТАРЬ

Источник