Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Молдова и МВФ: «лечение пьянства вином» прекращается?

После того как премьер-министр Ион Кику объявил, что в отношениях c МВФ может возникнуть пауза, если международная финансовая организация будет настаивать на неприемлемых для РМ условиях, правительство немедленно атаковали политики-прозападники из блока ACUM. Тема зарубежных кредитов неожиданно стала горячей.

Честные, транспарентные люди

Депутат Думитру Алайба потребовал, чтобы условия получения Республикой Молдова кредита в размере 500 млн. долларов от Российской Федерации были опубликованы. По мнению Алайбы, Москва как кредитор не заслуживает доверия, так как она сама одалживает средства на строительство дорог. Депутат направил запрос в правительство, а в ответ – тишина.

Майя Санду также решила вставить шпильку. Она заявила, что у правительства Кику возникли проблемы. В декабре Молдова не получила второй транш макропомощи от ЕС, первую часть кредита из Румынии. Прежнему кабмину во главе с Санду деньги давали, потому что доноры видели, «что мы честные люди, транспарентные, мы проводим серьезные реформы».

Что перед нами: конструктивная критика или демагогия, политическая месть бывших союзников социалистов?

Соломинка в чужом глазу, а бревно  — в своем

Давайте начнем с транспарентности. 16 июля с.г. Майя Санду, находясь с визитом в Германии в качестве премьера, встретилась с представителями молдавской диаспоры. И наши соотечественники подняли вопрос  об условиях нового кредита МВФ в  $46,5 млн.  Вопрос был задан, потому что поползли слухи, впоследствии оказавшиеся правдой. В частности, что одним из условий предоставления кредита была выплата гражданами украденного миллиарда. Тогда лидер ПДС ушла от ответа и сказала, что детали соглашения с МВФ будут опубликованы позже. А «реформы», на которые подписалось правительство Санду, не коснутся граждан с невысокими доходами.

Пример показателен тем, что мы ясно видим, насколько «прозрачно» действовало правительство Санду. Условия кредитования ни с обществом, ни с экспертами не обсуждались, а когда граждане задали вопрос об этих «исторических реформах», премьер ушла от прямого ответа. Если общество узнаёт об условиях получения кредита постфактум (а в деталях так никто популярно не рассказал до сих пор), то мы не можем такие действия назвать «транспарентными». И где же был Думитру Алайба с его обостренным желанием ясности в вопросах зарубежного кредитования? Молчал в тряпочку.

$500 млн. от России и политические спекуляции

А что на самом деле с кредитом в 500 млн. долларов, которые, по словам Алайбы, Россия одалживает у кого-то, чтобы дать Молдове на строительство дорог?

После того, как в Москве эта тема обсуждалась премьерами двух стран,  последовали официальные комментарии. Ион Кику объяснил суть вопроса: «Это была просто дискуссия, первая дискуссия. Начался долгий процесс, делается запрос, на техническом уровне он обсуждается, а затем оценивается. Финансовое состояние нашей страны должно быть тщательно проверено. Грядет очень долгий процесс, мы не подписывали кредитного соглашения».

А вот что сказал российский вице-премьер Дмитрий Козак: «За четыре дня новое правительство Молдовы просто не может проработать такой вопрос, как соглашение о предоставлении межгосударственного кредита. Мы договорились, что они в деталях представят предложения, на каких условиях они хотят получить этот кредит, какие гарантии возврата. Мы должны быть уверены в том, что эти деньги пойдут на пользу экономике Молдове, которая будет расти, и это позволит исправно выполнять обязательства по возврату кредита». Таким образом, из высказываний официальных лиц становится понятно, что вопрос о кредите находится лишь в стадии проработки. Решение окончательное не принято, говорить пока не о чем. Разве только если у вас возникло желание испортить дело и удариться в политические спекуляции. Что? Россия? Кредит? Это — предательство интересов нации, подкуп, кабала, которую Москва хочет навязать Кишиневу. А если деньги дает МВФ (США), то это не хомут и на благо людей.

Бежать впереди паровоза

На самом деле в Москве хорошо знают политическую обстановку в нашей стране. Ситуацию точно описывает такой термин как нестабильность. Известно, кроме того, что менее чем через год будут президентские выборы, а весной следующего года могут состояться и  внеочередные парламентские. Для принятия решения о выделении кредита нужны веские основания и механизм гарантий, не зависящий от того, кто находится у власти. Потом, существует и газовый долг. До 500 млн. долларов – исторический правого берега и более 6 млрд.  – левого. Что с этим делать? Залить огонь бензином – дать новый кредит? Поэтому Думитру Алайба явно бежит впереди паровоза. Но может и в самом деле, Россия хочет одолжить 500 млн. у кого-то и дать под больший процент Молдове? Да, действительно, РФ получила недавно кредит под модернизацию транспортной инфраструктуры в некоторых регионах от «Азиатского банка инфраструктурных инвестиций». Но наряду с Китаем и Индией, Россия является главным акционером  «АБИИ». То есть, Москва получает кредит у самой себя. И азиатские государства создали данный банк, чтобы развивать проекты, нужные всему Евроазиатскому континенту. А конкретный кредит имеет четкое обоснование, механизм возврата и конкретных получателей. Возможно, из Кишинева депутатам ACUM эти нюансы не видны?

Время для раздумий

На самом деле, правительство Иона Кику стоит перед очень серьезной, двойной дилеммой. Что предпочесть? Кредиты и гранты, которые выделяются МВФ и другими международными институтами под «структурные» или «институциональные» реформы, «энергобезопасность» и т.д.? Или же заимствовать деньги на конкретные проекты: дороги, предприятия, что не эфемерно, а реально и служит людям, создает новые рабочие места? Прежний подход известен. В период правления Филата-Плахотнюка-Гимпу с 2009 г. по 2018 г. Молдова получила $3052,4 млрд. от Запада. Кредитов было выделено  $1841,8 млрд., грантов — $1210,6 млрд. Где предприятия, дороги? Их нет. Но были «реформы». Деньги давались волнами, пик приходился на год выборов в парламент (2010 г., 2014  г., 2018 г.). А в 2017 г. Молдова была признана ВЭФ лидером Европы по краже публичных денег. Так что, продолжать в том же духе и дойти до положения Украины, когда очередной кредит от МВФ в $5 млрд. идет на погашение предыдущих, а условием является продажа земли иностранцам? Или переосмыслить политику внешних заимствований? Особенно у тех, кто выдвигает тарифные, политические и геополитические условия при выделении денег, а по существу превращает заемщика в колонию и финансового наркомана?

Брать или не брать? Вот в чем вопрос

Вторая часть дилеммы заключается в следующем: а брать ли вообще новые кредиты, сможет ли страна их вернуть? Ведь уже накоплен многомиллиардный внешний и внутренний долг. А работников, которые платят налоги, становится все меньше. Сегодня их немногим более 700 000. Из них около 200 000 – бюджетники. Более 70% ВВП (по данным аналитиков ЦРУ) создается в сфере услуг, 12.2 % — в сельском хозяйстве, и лишь 14.6% — в промышленности. Другими словами, новый кредит можно брать, если создается надежный механизм возврата. И не из публичных денег. По силам ли? Все эти сложности нужно осмыслить, чтобы сформировать новую политику заимствований. Прежняя, на которую опиралось, в том числе, правительство Майи Санду, потерпела крах. Доказательства простые: Молдова — чемпион по бедности в Европе на протяжении десятилетий (в последние годы с ней соревнуется Украина) и  массовый исход населения. Кроме того, наша страна имела прекрасный опыт, когда экономика  и социальные сфера, развивались, пенсии росли. И все это было в тот период, когда отношения с МВФ были заморожены правившей тогда ПКРМ.

«Лечение пьянства вином» по совету МВФ

То, что огромные кредиты от МВФ и внешних партнеров ведут к социально-экономической деградации, уже поняли и в соседней Украине, где МВФ навязывал тарифы на газ и электричество (нечто подобное предложено сейчас и Молдове).

Или другой яркий пример – Аргентина. Здесь экс-президент Маурисио Макри  во время правления брал и брал кредиты у МВФ, госдолг вырос до $300 млрд. при ВВП $518 млрд. Теперь возник замкнутый круг, чтобы вернуть прежние кредиты  МВФ, нужно взять новые. Недавно избранный президентом Альберто Фернандес отказался от текущей программы заимствований, заявив что «пьянство не лечат вином».

Или, может, в Молдове зарегистрированы случаи, когда алкоголиков этим методом удалось спасти от тяжелого недуга?