Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Европейская геополитика Вашингтона: держать Германию в узде, изолировать Россию и поддерживать нестабильность на Украине

Нынешний кризис сохранится в той или иной форме по крайней мере в течение двух ближайших лет. Эти политические инициативы знаменуют лишь начало затяжной фазы российских попыток изменить европейскую архитектуру безопасности, которые Запад в настоящее время отвергает.

Эммануэль Макрон в поразительно откровенном интервью одному французскому журналу указал на основные структурные проблемы, стоящие перед Евросоюзом. Он с горечью вспомнил, как Совет Европейского Союза и некоторые страны ЕС наложили вето на франко-германское предложение о проведении саммита Россия-ЕС. Последствия этой ошибки, резко заявил он, состояли в том, что «другие разговаривали с Россией от имени Евросоюза». Нетрудно догадаться, что он имел в виду Соединенные Штаты, которые действовали напрямую или через НАТО. В результате «Европа лишилась голоса».

И дело здесь не в оскорбленной любви французского президента. Похоже, некоторые западноевропейские лидеры запоздало осознали, что фальшивка с «неизбежным российским вторжением» в Украину была придумана лишь для того, чтобы загнать европейские страны обратно в НАТО. Макрон – следует отдать ему должное – своими замечаниями в ходе московской пресс-конференции показал, что он понимает: молчание в этот критический момент может определить положение Европы на ближайшие десятилетия, лишив ее автономии (не говоря уж о каком-либо суверенитете), которой Макрон так страстно желает для Европы.

Отчет о пресс-конференции Макрона после многочасовой беседы с Путиным отражает эквилибристику французского президента, который не мог прямо опровергнуть доминирующий англо-американский нарратив об Украине, но в то же время был согласен с Россией во всем, что касается изъянов европейской архитектуры безопасности, а также рисков, которые могут привести к войне в Европе.

Макрон недвусмысленно заявил, что Европе абсолютно необходимы новые механизмы обеспечения безопасности. Хотя он очень старался не раздражать Вашингтон, речь явно шла о новом соглашении вне НАТО. Он также категорически опроверг версию Вашингтона, заявив, что не верит в намерение России напасть на Украину. Наконец, Макрон признал ошибки, связанные с экспансией НАТО.

Короче говоря, лидер Франции продемонстрировал полное несогласие с заявлениями Байдена о неминуемой войне. Он явно рискует вызвать гнев в Америке и отчасти в Европе за то, что безоговорочно принял позицию Путина о нерасширении НАТО и соблюдении Киевом Минских соглашений, а также урегулировании статуса Донбасса, как свою собственную. Впоследствии французский президент направился в Киев, чтобы укрепить режим прекращения огня на линии соприкосновения. Вполне предсказуемо англоязычная пресса теперь приветствует соглашение «Минск-2» как оружие, направленное против Киева, чтобы расколоть страну и спровоцировать гражданскую войну.

Поразительно, что в точности то же самое говорит Китай. Влиятельная газета Global Times в редакционной статье утверждает, что США провоцируют конфликт на Украине, чтобы укрепить блоковую дисциплину и загнать европейские государства обратно в лоно НАТО. Несомненно, Китай осознает, что Украина – ключевая точка на пути к следующему пункту плана Вашингтона, требующему сплоченности союзников, а именно к изоляции Китая внутри его границ.

Итак, на кону ключевые решения, которые определят будущее Европы. С одной стороны, как отметил пару лет назад Пепе Эскобар, «цель российской и китайской политики — привлечь Германию в тройственный альянс, который объединит евразийский материк в величайший геополитический альянс в истории, чтобы сдвинуть баланс сил, потеснив англосаксонскую морскую державу».

С другой стороны, блок НАТО с самого начала был задуман как средство англо-американского контроля над Европой. Более точно выразился первый генсек альянса лорд Гастингс, который, как известно, сказал, что НАТО создана, чтобы «не пускать в Европу Советский Союз, сохранять там влияние США и держать в узде Германию.

Эта миссия в целом сохранилась, но формула несколько изменилась: удерживать Германию «неконкурентоспособной по сравнению с США»; не позволить России служить для Европы источником дешевой энергии; не подпускать Китай близко к американо-европейской торговле. Цель состоит в том, чтобы прочно удерживать Европу в экономической орбите Америки и заставить ее отказаться от преимуществ сотрудничества с Россией и Китаем, тем самым решая еще одну задачу: забаррикадировать Китай в пределах его границ.

В ходе пресс-конференции Байдена и Олафа Шольца в Вашингтоне американский президент буквально заставлял Германию подтвердить отказ от «Северного потока-2» в случае российского нападения на Украину, что отражает цель Вашингтона – держать Германию на коротком поводке блоковой дисциплины. Фактически Байден заявил, что если Шольц не закроет газопровод, это сделает он, Байден. «Я могу сделать это», – подчеркнул он.

Однако если он Шольц даст такое обязательство, остатки германского суверенитета исчезнут. Кроме того, стремление Макрона к более широкой автономии ЕС тоже можно будет похоронить, поскольку без координации политики Франции и Германии это невозможно. В случае блокирования «Северного потока-2» энергетическая безопасность ЕС будет подорвана, и Европа окажется навсегда привязанной к дорогостоящим поставкам американского СПГ.

Неясно, означает ли отказ Германии дать Байдену твердое обещание относительно «Северного потока-2», что Европа сохраняет какой-то суверенитет. Что будет, если Вашингтон подтолкнет украинцев к атаке под чужим флагом, которая вызовет хаос? Сможет ли тогда Шольц удержать свою позицию по «Северному потоку» под давлением англо-американской оси? Если нет, то небольшое пространство, которое Макрон пытался высвободить для урегулирования украинского кризиса, испарится в один момент.

Самое главное, что следует понять из встречи Путина и Макрона – она опровергла идею о том, что Москва готова вести переговоры с Западом по второстепенным вопросам. Россия открыта для переговоров, но только в отношении трех «красных линий» Путина: никакого НАТО в Украине; никаких наступательных вооружений на границе России; и откат НАТО к позициям 1997 года. Путин не уступил ни дюйма и вообще не производил впечатления человека, готового вести переговоры ради переговоров.

Итак, простых решений не существует. Даже если конфликт будет заморожен и поставлен на паузу на некоторое время, это не продлится долго, поскольку Запад отказывается признавать серьезность требований Путина. На данный момент Запад настроен оптимистично, полагая, что обладает растущим перевесом в причинении боли. Так ли это на самом деле, мы еще увидим.

Представляется разумным ожидать, что нынешний кризис сохранится в той или иной форме по крайней мере в течение двух ближайших лет. Эти политические инициативы знаменуют лишь начало затяжной фазы российских попыток изменить европейскую архитектуру безопасности, которые Запад в настоящее время отвергает. Цель России – сохранить давление, чтобы заставить не желающих воевать западных лидеров пойти на необходимые изменения.

Источник