Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Возможно ли, что молдаване избрали себе президента-терминатора?

Первый месяц нахождения Майи Санду на посту президента венчают неутешительные выводы.

Последнее назначение на важную должность советника по вопросам обороны и  национальной безопасности и одновременно секретаря Высшего совета безопасности  стало, пожалуй, самой громкой «бомбой» в формировании команды нового президента. Безусловно, приглашение в администрацию Анны Ревенко  многократно умножило тот скандальный фон, который сформировался с самых первых назначений. Мы не будем говорить о незадекларированных квартирах, машине и двенадцати счетах, которые обнаружили журналисты. И даже не о связях с командой  правительства Влада Филата. Для маленькой Молдовы кумэтризм, раздача должностей родственникам и друзьям — норма.

«Передаточный механизм»?

Главный вопрос – что означает назначение на должность советника по вопросам обороны и национальной безопасности директора НПО, занимающегося детским трафиком? Здесь говорить о каких-то принципах кадрового отбора, не совсем даже уместно. Потому что напрашиваются иные выводы. Могла ли Майя Санду найти человека, который разбирается в вопросах безопасности? Да, в ее окружении таких нет. Но, наверное, в стране они есть. Однако на роль советника был избран не специалист.  Может быть, сама Майя Санду не понимает весь комплекс проблем, относящихся к сфере безопасности? Думается, дело в другом. Возможно, настоящий советник будет находиться за пределами президентской администрации. И он будет формировать повестку в области безопасности, давать рекомендации удаленно. А Анна Ревенко станет лишь «передаточным механизмом», ассистентом, выполняющим указания, идущие извне?

Какую роль будет играть Майя Санду?

 Если данное предположение верно, то и сама Майя Санду на посту президента будет выполнять специфичные функции. Необъявленные и далекие от ожиданий общественности. И первый месяц на посту президента бывшего лидера ПДС формирует подобные ощущения. Для многих ее действия остаются не очень-то понятными,  формируют опасения, что страну сознательно погружают в хаос. И это  идет вразрез не только с ожиданиями граждан, за нее голосовавших, но и остальной части общества.

Почему это важно? Нет ли здесь предубеждения и излишней мнительности?

Несостоявшееся государство

Дело в том, что Молдова относится к разряду так называемых несостоявшихся государств. Таких, чья элита не справилась с задачей построения функционального государства, и существует много факторов как внутренних, так и внешних, усложняющих эту задачу, или даже делающих ее нереализуемой.

Главные вызовы Молдовы хорошо известны.

 Существует приднестровская проблема. Кишинев не контролирует часть своей общепризнанной территории. И на протяжении почти тридцати лет молдавские элиты не смогли найти решение затянувшегося конфликта. И любое его обострение может обернуться распадом страны.

Не менее важно присутствие у элит и значительной части общества (около трети) желания ликвидировать Молдову как государство, присоединить ее к Румынии. И впервые в истории РМ главой страны стал гражданин другого государства и открытый сторонник  ликвидации молдавской государственности.  Майя Санду, не скрывая, говорила, что если будет проводиться референдум об объединении с Румынией, то она проголосует за  унию, слияние с Румынией.

Следующий фактор – слабость институтов  молдавского государства. Мы — парламентская республика. Но на протяжении многих лет высший законодательный орган является  главным очагом коррупции, сосредоточием политических пороков, инструментом внешнего влияния и разрушения молдавской государственности.

Высшим проявлением слабости публичных институтов Молдовы стал захват государства криминальной группировкой олигарха Влада Плахотнюка. Такие институты как генпрокуратура, суды, СМИ, и сам парламент  выполняли задачи этого человека. Вместе с правительством, Нацбанком и политическими партиями-партнерами олигарх и его окружение, как говорит генпрокуратура,  совершили вывод из банковской системы страны более миллиарда евро. А на протяжении нескольких лет через молдавские суды и банки, под «крышей» политиков отмывались десятки миллиардов долларов, украденных в России.

Хоть и этого уже достаточно, что бы назвать Молдову территорией без будущего, сегодня само развитие страны невозможно без зарубежных заимствований. И государство постоянно наращивает долги не только внешние, но и внутренние.

Дорисовывает картину мрачного будущего исход из страны наиболее активной части населения, особенно молодежи. Уже сейчас возникла проблема по привлечению рабочей силы из-за рубежа.

Возможность действовать с чистого листа

В таких условиях консолидация молдавского государства и объединение расколотого общества должны были бы стать императивом для президента. Тем более что  в настоящий момент пандемия и мировой экономический кризис многократно усложняют функционирование молдавского государства и общества.

Именно поэтому граждане  ожидали, что самые  первые  шаги нового президента будут  отвечать возникшим экзистенциальным вызовам, укреплению государственных институтов  и решению самых неотложных задач, достижению общественно-политического консенсуса.

Тем более, что большая поддержка, полученная на выборах, а также отставка правительства Иона Кику, как того требовала  Майя Санду и ее сторонники, предоставили ей возможность действовать как бы с чистого листа.

Провоцирует институциональный паралич

Однако вместо формирования правительства народного доверия, либо технократического кабмина, который бы работал до внеочередных выборов в парламент, Санду затеяла возню вокруг роспуска парламента. Четко зная прописанные Основным законом  варианты, президент отправила в Конституционный суд запрос с требованием разъяснить возможность самороспуска парламента. Когда КС отверг эту авантюру, появилась другая. Теперь депутатам предложено подписать декларацию о том, что они хотят распустить законодательный орган.  Все эти «хитрости» или  глупости уже отодвинули начало  процесса  отставки парламента. Но, главное,  они привнесли в ситуацию неопределенность и хаос, так как неясен вектор движения.

Такая же неопределенность сохраняется и в вопросе формирования правительства. Опять же есть обращение в КС об уточнении функций временного правительства ( в том время как не понятно зачем это нужно), а на момент написания этих строк президент прямо не сказала, что она собирается назначить кандидата в премьер-министры. То есть, у Майи Санду, по-видимому, нет ясного видения в вопросе формирования правительства. Оппоненты  упрекают президента, и скорее всего, справедливо, что она боится взять на себя ответственность за положение дел в стране, так как в итоге у нее мало что получится, и неуспех приведет к низким результатам  ПДС на досрочных выборах в парламент.

Получается, что  по двум ключевым, кричащим проблемам президент делает ровно противоположное тому, что ждет общество и требует ситуация. Своими действиями Санду провоцирует бездеятельность и хаос  в основных институтах молдавского государства – парламенте и правительстве. Она  вызывает институциональный паралич  РМ.

У разбитого корыта

Более того,  отсутствие ясной линии по внутренним проблемам Майя Санду решила заменить внешней активностью. И здесь мы видим три важных события: встреча с президентом Румынии, визит в соседнюю Украину, а также в Брюссель. Все это, конечно, имеет смысл, но в обстановке, когда президент не только не контролирует парламент и правительство, но и ничего не делает, чтобы эти институты на определенном временном участке эффективно функционировали, значение подобных встреч в значительной степени обнуляется.

В Брюсселе Майе Санду открыто сказали, что разморозить сотрудничество без дееспособного правительства  и парламента никто не собирается. Но это было ясно с самого начала, и аналитики предупреждали Майю Санду, что будет именно так. И президент оказалась у разбитого корыта.

Кроме того, после визита в Киев, возникли опасения, что там глава молдавского государства пыталась достичь договоренностей по политико-экономической блокаде Приднестровья. Усиление контроля на границе Украины и Приднестровья (под видом борьбы с контрабандой),  экспорт в Молдову электроэнергии из соседней страны, чтобы сократить поставки с Молдавской ГРЭС ( и поступления в местную казну), вкупе с заявлениями о выводе российских миротворцев предвещают рост напряженности  во взаимодействии с Тирасполем.

Но для укрепления молдавской государственности нужен ясный план решения приднестровской проблемы, а не новый конфликт с Тирасполем. Тогда в чем истинный план нового молдавского президента?

Конфликт вокруг русского языка и Майя Санду

В это же время в молдавском обществе возник новый очаг напряжения. Речь идет об отмене Конституционным судом  закона о функционировании языков, принятом вместо аналогичного,   признанного устаревшим в 2018 году той же инстанцией.

Имеет ли этот сюжет отношение к Майе Санду? Разве не знали социалисты и депутаты «За Молдову», что подобное может произойти? Безусловно, предполагали. Но и после 2018 года ни блок «ACUM», ни ДПМ не желали голосовать за данный законопроект. А для внесения изменений в Конституцию и подавно не было нужного количества голосов. Поэтому ПСРМ и попыталась «прыгнуть в последний вагон», чтобы их потом политические  противники не обвиняли в полном бездействии.

Однако есть и другая сторона вопроса. Мы знаем, что в нынешний состав КС были делегированы представители ПДС и платформы «DA». Мы также помним о перевороте в КС, когда с должности председателя был смещен представитель ПСРМ Владимир Цуркан. Он, кстати, имел отличное мнение от коллег, признавших закон о функционировании языком неконституционным.

Кто обратился в КС с запросом по поводу особого статуса русского языка? Депутаты блока «ACUM», сторонники и единомышленники Майи Санду. На момент написания этих строк действующий президент никак не высказалась о ситуации вокруг русского языка. И социалисты обвинили ее в том, что она не защищает интересов русскоязычных, как обещала во время предвыборной кампании. Но независимо от того, как ситуация с русским языком будет развиваться далее, появились дополнительные предпосылки для углубления раскола в молдавском обществе, формирования напряжения.

На службе внешних партнеров

Также мы не должны сбрасывать со счетов, что в Брюсселе Майе Санду сказали, что  некоторые решения (по «Victoriabank») и «спорные» законы, принятые депутатами ПСРМ и группы «За Молдову», являются  препятствием для возобновления полноценного сотрудничества.

А это   — так называемый  «закон о миллиарде», решение о снижение возраста выхода на пенсию, которые были приняты в интересах граждан Молдовы.

И вот теперь президенту необходимо что-то делать,  скажем, через КС, чтобы отменить раздражающие МВФ и ЕС законопроекты и решения. В данной связи нам следует вспомнить, что Майя Санду, будучи премьер-министром, приветствовала передачу всего банковского сектора страны иностранцам. Это было условием соглашения, подписанного в 2019 году между  правительством Молдовы и МВФ.

Перечисленные (и другие известные)  моменты убеждают:  мы получили ясный сигнал, что новый президент будет стремиться к тому, чтобы выполнить условия внешних партнеров.

Но разве они сделали Майю Санду президентом?

Не избрали ли молдаване себе  президента-терминатора?

Таким образом, подводя краткие итоги первому месяцу деятельности Майи Санду на посту президента, мы может констатировать, что ей не удалось встать на путь объединения общества и консолидации государственных институтов РМ. Наоборот, есть  признаки и сигналы, что в Молдове ситуация стала более неопределенной, хаотичной, государственные институты не функционируют должным образом и в интересах граждан, в обществе углубляется раскол, растет напряжение.  Молдова становится все более зависимой от внешних сил, и возможно, страна станет зоной конфликта на постсоветском пространстве. Конфликта, направленного против России.

Это очень серьезные трещины на теле молдавской государственности, и  есть приметы, указывающие, что новый президент способствует негативным процессам. Не зря уже появились  заявления, что Майя Санду не соответствует высокой должности, и нужно готовиться к процедуре импичмента, если в ближайшее время мы не увидим позитивных тенденций в действиях главы государства.

Но это очень плохой сценарий, так как если он будет запущен,  страна будет ввергнута в полный хаос.

Не избрали ли молдаване себе  президента-терминатора? Этот вопрос пока остается открытым.

Автор — Сергей ТКАЧ