Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Поворот» на Запад, «разгром пророссийских сил», операция спецслужб или месть Плахотнюка? Что случилось на досрочных выборах в Молдове?

Почему политики, эксперты и граждане заранее знали,  каким будет итог досрочных выборов в парламент страны?

В молдавской политике всегда происходили странные вещи, иногда даже сюрреалистические. Вот и последний электоральный цикл вызвал  подобное ощущение.

Почему?

Классика  политического  сюрреализма

1. На выборах партии  практически не дебатировали друг с другом  о будущем страны. Избиратель не имел возможности увидеть столкновение точек зрения, борьбу идей, политических доктрин. СМИ предоставляли возможность для этого, но вошедшие в новый парламент ПДС, ПСРМ и партия «Шор» так и не встретились в публичном поединке. Самым заметным в этом смысле событием было поедание Вячеславом Платоном и Василием Костюком  огурцов и яиц в прямом телеэфире.

2.  Предвыборную кампанию победившей ПДС возглавила президент Майя Санду. Она бомбардировала СМИ инициативами, заявлениями, совершила несколько предвыборных зарубежных турне. А в Италии на встрече с диаспорой, по словам Владимира Воронина, прямо просила  голосовать за ПДС. Политолог Дионис Ченушэ, которого нельзя упрекнуть в ангажированности, не раз указывал, что президент грубо нарушает закон. В день выборов Майя Санду не только произнесла  понятный избирателям ПДС  спич, но и выступила с отдельным призывом в конце дня, побуждая граждан пойти и проголосовать.  Парадокс:  тот, кто требует, чтобы в стране все жили по закону, первым же его нарушает.

3. Гражданская коалиция за свободные и честные выборы (состоящая из 36 неправительственных организаций), которая ведет тщательный мониторинг электоральной компании,  не заметила использование президентом административного ресурса и нарушений закона.

4. Отдельным действующим лицом на выборах был посол США в Молдове Дерек Хоган.  У политиков, экспертов и населения  даже возникло стойкое убеждение, что именно он руководит выборами. А сопредседатели блока коммунистов и социалистов делали публичные заявления, в которых требовали от Хогана не вмешиваться в происходящее. Но американский дипломат  по-прежнему вел себя как слон в посудной лавке, обеспечивая победу  партии  марионеток  Запада — ПДС.

5. Главным лозунгом ПДС была борьба с ворами и коррупцией. Но именно представители этой партии, во главе с Майей Санду были членами  коррупционных правительств Влада Филата и Юрия Лянкэ, одобрили закон, ставший основой для «кражи века», ответственны за выделение миллиардов банкам группы ВЕМ, передачу в концессию кишиневского аэропорта и т.д. При этом они сами назвали себя «хорошими людьми». Настоящая классика  политического  сюрреализма.

6. Никогда еще за неделю до выборов западные СМИ не публиковали разоблачительные материалы об иностранном финансировании молдавских проевропейских партий (56 млн евро), заранее не рассказывали о том, как будут происходить фальсификации  во время голосования за рубежом, о механизмах подкупа избирателей, членов комиссий, дипломатических чиновников. Но эта информация, являющаяся электоральной «бомбой»  и поводом для снятия политических конкурентов с  выборов, в случае подтверждения, фактически никого не заинтересовала. Ни ЦИК, ни генпрокуратура не  затребовали у редакции секретные документы и не стали их проверять. Вялой была реакции даже конкурентов ПДС  — Блока коммунистов и социалистов.

7. Впервые в истории Молдовы за 48 часов до начала голосования судом было закрыто  сразу 29 избирательных участков ( в Приднестровье), а затем,  менее чем за 20 часов, суд более высокой инстанции все же разрешил их открыть.

8. Еще один странный момент: впервые за последние двадцать лет ЦИК объявила, что регистр избирателей внесено  3 282 288 человек. Это при том, что  на выборах  20 лет назад, в 2001 году,   в список избирателей было включено  2 350 795 человек с правом голоса.  Что тут странного? А то, что Молдова является мировым лидером по депопуляции и теряет ежегодно 1.8% граждан, по данным ООН. Лишившись за 20 лет около 30% населения, Молдова смогла увеличить число избирателей почти на миллион. Однако это вопиющее несоответствие заинтересовало разве  что несколько комментаторов. Но озвученные цифры  очень важны, и  мы к ним вернемся чуть позже.

Ну и, пожалуй, самая необычная деталь. Похоже, что политики, эксперты и граждане заранее знали,  каким будет итог досрочных выборов.

Ну что ж, давайте попытаемся выяснить,  что же произошло в этот раз в Молдове,  и почему результат оказался таким, а не иным. Это интересно еще и  потому,  что уже  возникли  некоторые мифы в связи с итогами голосования. 

Был ли «поворот на Запад»?

В ряде изданий, в основном зарубежных, результат ПДС в 52% оценили «как попорот Молдовы на Запад». Для тех, кто следит за ситуацией в нашей стране лет 20-30, такой вывод выглядит несуразным.

Так называемый разворот на Запад произошел еще в 2005 году. Тогда после выборов ПКРМ создала коалицию с ХДНП Юрия Рошки, а 19 мая 2006 правительство подписало индивидуальный план  партнерства  Республика Молдова — НАТО. Евромодернизация стала одним из пунктов программы правящей тогда ПКРМ.

Ну а после того, как в 2014 году было подписано соглашение об ассоциации с ЕС, которое фактически обязывает молдавский парламент принимать законы под диктовку  Брюсселя, а также предусматривает сотрудничество в сфере безопасности, рассуждать о «поворотах на Запад», значит не понимать сути происходящего. Сегодня около 70% молдавского экспорта приходится на ЕС, а главный торговый партнер – Румыния.

«Разгром пророссийских сил»

Второй миф – «разгром пророссийских сил». Действительно, результат, полученный Блоком коммунистов и социалистов нельзя назвать успехом. Это крупное поражение, и его причины мы назовем чуть ниже. А пока  сравним результат БКИС  с итогами предыдущих выборов.

В парламенте прошлого созыва ПКРМ представлена не была. А ПСРМ имела 37 мандатов. Два из них были добыты после выборов 2019 года. А по итогам голосования в феврале 2019 года ПСРМ получила 35 мандатов. В новом парламенте  БКИС будет иметь 32 депутата.

На выборах 2019 года социалисты получили 441191 голос избирателей. 11 июля за БКИС проголосовало 398675 человек. Снижение, конечно, очевидно. Но теперь обратим внимание, что  в 2019 году правые партии  (ДПМ, блок ACUM и ЛП, соответственно   -23.62%, 26.84% и  1.25%) набрали те же 52%, что и ПДС на нынешних выборах. Безусловно,  есть  тонкости в интерпретациях, но обобщая,  мы получаем повторение результата 2019 года. Рывок ПДС выглядит внушительным потому, что изменилось перераспределение мандатов  политформирований, не попавших в парламент. В целом же пропрезидентская партия просто отжала голоса у всех своих конкурентов на правом фланге и унионистов.

И все же результат  БКИС следует признать неудовлетворительным, потому что у левых сил в Молдове была возможность выступить более достойно и даже победить.

Что привело к поражению?

Это целая цепочка стратегических ошибок,  допущенных ПСРМ и ее лидером Игорем Додоном.

Все началось  с неверного шага после отставки правительства Майи Санду осенью 2019 года. Тогда единственно правильным решением было проведение досрочных выборов в парламент. Деятельность правительства Санду оценивалась  негативно, и политик сама спровоцировала свою отставку, чтобы добиться успеха на президентских выборах 2020 года. Социалисты вместо того, чтобы спровоцировать досрочные выборы в парламент и нарастить успех, решили сформировать правительство в коалиции с ДПМ.

ДПМ и Влад Плахотнюк были для общества полюсом зла, захватчиками государства, партией воров и коррупционеров. К ним отрицательно относились граждане, симпатизирующие и левым, и правым. И вот партия, которая до этого объявляла ДПМ и Плахотнюка своим врагом, создает союз с теми, по ком, как говорится, тюрьма плачет.

Более того, к социалистам постепенно стали перетекать коррумпированные элементы демократов на низовом уровне.

Лучшего  подарка для Майи Санду трудно было придумать. Анализ показывает, что определенные силы сыграли на амбициях лидера ПСРМ, для него была создана возможность стать главным человеком в Молдове. И одновременно взять на себя весь тот негатив, который раньше сходился на беглом олигархе. То, что подобный манипулятивный сценарий весьма вероятен, показывает и появление весной 2020 года знаменитой пленки, где Игорь Додон беседует с Плахотнюком и Яраловым, а затем (тогда президенту) Додону передают черный пакет. Как позже раскрыл родственник олигарха Андриан Канду, эта съемка была «приветом» от Плахотнюка и его вкладом в победу Майи Санду на президентских выборах.

Но Игорь Додон не смог извлечь урока из этой провокационной истории. А ведь простой анализ происходящего мог показать, что против лидера ПСРМ началась операция западных спецслужб по его очернению, дискредитации. С понятной целью – не допустить  победы ПСРМ на президентских выборах. Об этом говорит и совершенно неадекватная, примирительная предвыборная кампания  первого тура президентских выборов. И именно в это время на Игоря Додона обрушилась волна компромата. Сценарий вбросов и обвинений в фальсификации был детально расписан и невидимый дирижёр только взмахивал палочкой в нужный момент.

Правильным решением в возникшей ситуации было выдвигать кандидатом нам пост президента другого, нейтрального, но уважаемого обществом человека-государственника. Это не обещало победы, но могло спутать все карты западных спецслужб и лишило бы ПДС главных аргументов в борьбе с кандидатом от левых сил.

Новые ошибки

Но уже после президентских выборов была допущена новая ошибка – ПСРМ создала «ситуативную коалицию» с партией Шора и примкнувших к ней депутатов. Токсичность  Плахотнюка и ДПМ теперь была помножена на криминальное наследие Илана Шора.  

Все эти моменты нельзя было не учитывать при формировании стратегии на досрочных выборах в парламент.

Кроме того, даже обладая большинством в парламенте, социалисты не сумели переплавить голоса в преимущество. Все их наработки с законом о статусе русского языка, «краже миллиарда», не выстрелили, были отменены КС, что было нетрудно предвидеть. ПСРМ легко переиграли и в ситуации с выдвижениями кандидатов «ситуативного большинства» в премьер-министры.

Перечисленные стратегические ошибки, а также допущенные в период предвыборной кампании, когда вместо широкой коалиции и привлечения новых людей в качестве фронтменов, был создан блок из двух партий, идущих по нисходящей, разочаровали электорат левых.

 Тем более непонятной была пассивность, когда политические противники навязывали схему фальсификаций  в голосовании за рубежом, а в западной прессе появились разоблачительные материалы об иностранном финансировании ПДС и других партий, подкупе чиновников МИДЕИ и избирателей, возникла беспрецедентная ситуация с закрытием 29 участков в Приднестровье. Все это  явно требовало приостановки выборов, но Блок коммунистов и социалистов не смог проявить характер.

Не поэтому ли в регионах, где были сильны позиции государственников (север страны и Гагаузия), многие избиратели просто проигнорировали выборы? И было потеряно порядка 15-20 процента голосов граждан, симпатизирующих левым.

Поэтому разговоры о том, что кто-то разгромил пророссийские силы в Молдове, — или непонимание ситуации или чье-то бахвальство. Результат БКИС – следствие их собственных ошибок.

Голосовали не за ПДС, а против ПСРМ

Точно также  нельзя разделить ликования по поводу триумфальной победы ПДС.

Пропрезидентская партия  получила  значительно меньше голосов, чем Майя Санду во втором туре выборов. Но не это основное. Социолог Дору Петруци говорит, что «ПДС выиграла эти выборы до их начала». И многие политики, эксперты и граждане заранее знали,  каким будет итог электоральной гонки. Эксперт ссылается на  закрытые исследования о мотивах голосования. В основном, оно было протестным. Голосовали не за идеи и программу Санду.  Главные мотивы тех, кто поддержал ПДС, —  изменить парламент, отстранить ПСРМ  от власти и «наказать» Додона.

Обратим внимание, что ПДС  постоянно разжигала именно эти примитивные страсти и ненависть к социалистам. Им помогали  люди из AUR. Одной из главных электоральных технологий ПДС ( их кураторов) было «расчеловечивание» Игоря Додона. Эта технология в свое время была опробована в Белоруссии, что указывает на явную помощь западных спецслужб проекту Майи Санду.

Что мы видели? То Игорь Додон руководит ловлей рыбы в озере рядом с президентской дачей. То он позирует с убитым зубром – символом Молдовы, то отстреливает в загоне кабанов. В этом же ряду и нападение на дом, где проживает политик, атака на офис ПСРМ с потасовкой, попытка Киртоакэ прорваться во время шествия к Додону, чтобы устроить драку.

Данные  действия и сливы  имели целью разжечь ненависть к ПСРМ и их лидеру. Это было заранее продуманная стратегия. И если бы социалисты изменили формат своего участия в выборах, то их противники  получили бы другой результат.

Стоит обратить внимание, что технологии «расчеловечивания» активно использовались во времена Влада Плахотнюка. Именно поэтому олигарх собирал свой архив с компроматом на всех более-менее значимых политиков, бизнесменов, общественников, лидеров мнений. Если иметь в виду, что история развенчания Игоря Додона началась с записи из архива олигарха, то победа ПДС на выборах – несомненно, и его успех. А, возможно, что и общий.

Где Санду там рекорды?

Несмотря на то, что международные наблюдатели и местные НПО дают положительную оценку прошедшим выборам, отмечая отдельные недостатки, принципиальная позиция требует иной трактовки электоральных событий.

После появления  скандального расследования в New Europe, где собраны серьезные улики, раскрывается схема иностранного финансирования ПДС (и других партий) подкупа организаторов  голосования и избирателей, ПДС должны были бы первыми потребовать, чтобы генпрокуратура установила истину. И, в случае недостоверности информации, восстановить свое честное имя.  Поскольку это не происходит, то подозрения лишь усиливаются. Но не только ПДС, но и все партии, правые и левые, должны, вроде бы, проявить стремление к установлению истины. Но и они молчат. А тем не менее более  170 000 голосов, поданных за ПДС за рубежом, и делают их победу внушительной. Как- никак  — 13 дополнительных мандатов.

Давайте посмотрим на интересную статистику, имеющую отношение к делу. В 2019 на парламентских выборах по 50 ( Западному) одномандатному  избирательному округу среди других баллотировалась Майя Санду. И она победила. Был зарегистрирован рекорд  явки – 64281 избиратель. В 49 округе (Восток)  – 7747, в  51 округе  (США-Канада)  – 4614.  

Когда Майю Санду назначили премьер-министром, в округе № 50 20 октября 2019 года прошли досрочные выборы в парламент. Победителем стала Галина Сажин, представляющая блок  ACUM. Сколько граждан участвовало в голосовании? 60 000, 50 000, 40 000 человек? Нет, пришло  всего 13 590 избирателей согласно протоколу. Это и есть реальный интерес, когда технологии фальсификации не задействованы. Если же выделяются деньги по тайным каналам, подключаются  «иностранные партнеры», соответствующие информационные ресурсы и технологии, мы получаем иную картину. Ее можно было наблюдать на президентских выборах и теперь  — на досрочных. Это не доказательство, но важный,  «говорящий» нюанс.

«Нация умирает», а число избирателей растет»

Под сомнение результаты голосования ставят  и другие цифры.

В 2001 году, 20 лет назад,  ЦИК внесла в списки избирателей  2 350 795 человек с правом голоса.  Все это время число жителей нашей страны неуклонно сокращалось. В 2014 году, когда последний раз была проведена перепись населения, в Молдове проживало 2 913 281 человек. На днях Национальное бюро статистики обновило информацию о количестве жителей страны.

За прошлый год сокращение составило 46,8 тыс. человек (1.8%). И к 1 января 2021 года численность населения с обычным местом жительства в Молдове составила  немногим более 2,597 млн человек.

«В  Молдове третий год подряд наблюдается отрицательный естественный прирост, а в 2020 году был побит абсолютный рекорд. Это беспрецедентная ситуация в истории страны, когда 3 года подряд количество новорожденных намного меньше количества умерших. Другими словами, нация умирает», — сокрушается экономический эксперт Вячеслав Ионицэ.

Молдова, по данным ООН, —  мировой лидер по депопуляции. Но. На выборах 2021 года ЦИК официально объявила, что «В Молдове по состоянию на 1 июня правом голоса обладают 3 282 288 человек».  К урнам пришли  1467203 избирателя, явка составила 48.41 %. Если поделить первую цифру на вторую, то мы получим реальное число внесенных в списки — 3 030 785 человек. Куда-то пропало 250 000 с правом голоса.

Значительный рост числа молдаван, обладающих правом голоса (на фоне резкого сокращения населения),  начался, когда к власти в стране пришли евроинтеграторы. Кульминацией стали президентские выборы 2020 года. Тогда в списки были внесены  3 095 163 избирателя.

И все молчат

Нетрудно сообразить, что когда число избирателей больше количества населения, установленного официальной переписью, то это  — манипуляция, предполагающая фальсификацию результатов голосования.  

США, руководство ЕС, отдельные страны Европы восторгаются и шлют поздравления Майе Санду. Но в социальных сетях граждане Молдовы выражают возмущение.

Житель страны Николай Кара подытожил: «Как минимум 1 миллион избирателей нарисовали!

И все молчат!!!

Всё что угодно обсуждали, но ни один человек не написал, что выборы заведомо сфальсифицированы!

Я не ходил на выборы! По нескольким причинам. И эта одна из них. Потому что важно: НЕ КАК ПРОГОЛОСУЮТ, А КАК ПОСЧИТАЮТ!

СЧЁТЫ в руках власти. Нынешняя власть и победила.

Все вроде бы умные люди, грамотные, но пишут всякую хрень, про вектора развития, про духовное развитие или материальное благополучие, если правильно проголосуем. Но никто не удосужился поднять вопрос не просто о «мертвых душах», а элементарно о нарисованных цифрах.

Мне стыдно! Стыдно за весь наш  многонациональный народ».

Таков главный, сюрреалистичный итог  выборов 11 июля. Он же и является ответом на вопрос: почему политики, эксперты и граждане заранее знали,  каким будет итог досрочных выборов в парламент страны?

Автор — Сергей ТКАЧ