Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Дракула: тайна имени

Дополнение к статье Олега Талмазана «Авторский вымысел в «Сказании о Дракуле Воеводе»

Автор «Сказания о Дракуле воеводе» (предположительно думный дьяк Фёдор Васильевич
Курицын) настаивал на том, что слово «дракула» по-валашски означает «диаволъ». Думал
ли он так на самом деле, сказать сложно. Современным исследователям известно, что отец Дракулы вступил в Орден Дракона, и было бы соблазнительно сблизить эти два слова, иначе надо объяснять, откуда у набожного Влада такое неблагое прозвище. Некоторые авторы так и делают, у Михаила Одесского можно найти: ««Дракул» означает по- румынски не только «дьявол», но и «дракон»», что, вообще говоря, неверно.

В румынском языке есть и слово «дьявол» — diavol, и слово «сатана» — satana, однако слово drac (dracul — определённый артикль) это просто «чёрт», но не «змей» — zmeu, и не дракон – balaur.

Мы сейчас говорим о словаре современного румынского языка, потому что во времена
Дракулы на валашском языке ещё не писали, и язык XV века мы не знаем.
Удивительно, что раньше никто этого не заметил, но в русском переводе XVII века
чешской рыцарской сказки «Повесть о Брунцвике» встречается словосочетание «дракъ
змей», то есть дракон. Чешская сказка, приблизительно XIV века, в свою очередь является
переработкой немецкого сюжета, а по-немецки дракон — der Drache. Немцы тогда жили в
городах Семиградья (Трансильвания) и немецкий язык был употребим в Венгерском
королевстве, что позволяет принять версию происхождения прозвища от Ордена Дракона.
Сложность состояла в том, что прежде слово «дракула» пытались интерпретировать с
точки зрения румынского языка, тогда как слово могло передаваться через славянский или немецкий язык. Следует также обратить внимание, что в латинском тексте послания
Штефана Великого в Венецию о смерти Влада передаётся звук «х», как и в немецком
языке – «draсhula».
Знал ли об этом автор «Сказания о Дракуле», побывавший в конце XV века в Буде и
Сучаве, мы уже вряд ли узнаем.

Автор — Олег Талмазан