Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Тридцатилетний путь, ведущий в никуда — далеко ли от края пропасти Молдова и Украина?

Речи о прекрасном будущем, которое произносили на трибунах в Кишиневе Майя Санду и Владимир Зеленский в день 30-летия независимости Молдовы, выглядят цинично.

В Кишинев на празднование 30-летия Молдовы прилетел не только президент Румынии Клаус Йоханнис, но и президент Украины Владимир Зеленский.

Стоя вместе с Майей Санду на трибуне перед проходящим по главной площади молдавской столицы военным парадом, оба этих лидера бывших советских республик словно символизировали два магистральных, но разнонаправленных вектора будущего Молдовы.

Во-первых, присоединение Кишинева к евроатлантическому курсу, которым идет Украина. Во-вторых — искусственность квазигосударственной конструкции, которую навязывает и Кишиневу, и в Киеву этот курс.

 Обе страны могли двигаться по пути реального построения независимости и суверенитета после распада Советского Союза. Для этого было достаточно сосредоточиться на задачах внутреннего развития, укреплять многонациональный характер государства, который характерен и для Украины, и для Молдовы, восстановить пошатнувшиеся экономические связи с Россией и с другими странами СНГ.

Создание Евразийского экономического союза ( это яркий пример успешной экономической и правовой интеграции на постсоветском пространстве) может обрисовать картину выстроенного на прочном фундаменте будущего, от которого отказались политические элиты Киева и Кишинева. Вместо этого на Украине и в Молдове выбрали иной путь — слепого следования внешнеполитическим заказам Вашингтона и Брюсселя, который подкреплялся «легкими деньгами» из кредитов и грантов, обеспечивших благосостояние уже нескольких поколений украинской и молдавской номенклатуры.
Заплатить за это пришлось государственностью, независимостью, суверенитетом — о чем так много говорили в дни празднования 30-летия независимости и в Киеве, и в Кишиневе. На территории бывшей советской Украины была реанимирована противоестественная идеология «украинства», сконструированная в австро-венгерских штабах и министерствах еще во времена Первой Мировой войны. Недаром один из ключевых лозунгов этой идеологии — » Україна понад усе» — перекликается с лозунгом времен Третьего рейха, фразой «Deutschland über alles», что исполнялась вместе с нацистским гимном.
Националистическая составляющая была привнесена на Украину извне, став основной частью идеологии «украинства», созданной исключительно для борьбы против России. Вне конфронтации с Россией украинский национализм не имеет шансов на выживание, и ни на что другое он не пригоден. Этот узкоспециальный инструмент не подходит для созидания точно так же, как автоматическая винтовка М-16 не годится для окучивания грядок.
Абсолютно симметрично, хотя и со своей спецификой», развивалась и история «румынизма» в современной Молдове. Как и на Украине, в Молдове политические элиты отказались от созидательной повестки государственного строительства, развития многонационального характера этого края, где проживают рядом десятки разных национальностей.
Даже в самом тексте молдавской Декларации независимости закреплен категорический отказ от создания собственного суверенного государства, а Республика Молдова рассматривается в пространстве этого документа как квазигосударственное образование, которое создается на переходный перио — необходимый для присоединения «бессарабских территорий» к Румынии.

Идеология присоединения к Румынии неизбежно диктовала и необходимость культивирования пещерного национализма, отрицания права других народов на равный статус с «бессарабскими румынами», подавление прав и свобод «нерумынских» этносов. Естественный всплеск гражданского сопротивления в Молдове, которая считалась одной из самых толератных и миролюбивых советских республик, националисты пытались подавить с помощью вооруженной силы. Это, в свою очередь, привело к кровопролитному конфликту на Днестре, братоубийственной войне, которую удалось остановить только благодаря России.
Конфронтация с Москвой стала обязательным элементом румынских националистов в Молдове, стремящихся уничтожить саму память о предпосылках молдавской государственности, об обретении Молдовой в 1940-41 годах всех необходимых элементов государственного суверенитета — Конституции, флага, герба и гимна.
Нынешний евроатлантический курс, который решительно взяла новая власть во главе с Майей Санду, полностью отвечает политике «румынизма» и надеждам националистически настроенных кругов в Кишиневе на уничтожение суверенной Республики Молдова и присоединения ее к Румынии в ходе «евроинтеграционных процессов».

И точно таким же образом следование Украины маршрутами, проложенными США и Евросоюзом, которые потакают откровенно фашиствующим политическим элитам в Киеве, ведет к разрушению украинского государства, не способного ни на что, кроме воспроизводства ненависти по отношению к России, радикальному национализму, уничтожению прав и свобод тех, кто не встраивается в идеологию «украинства».
В итоге речи о прекрасном будущем, которое произносили на трибунах в Кишиневе Майя Санду и Владимир Зеленский в день 30-летия независимости Молдовы, выглядят цинично. На том пути, которым ведут свои государства эти политики, никакого будущего для молдавского и украинского государств быть не может.

Автор = Игорь Демиров. специально для eNews

Источник