Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

The New York Times : Между Китаем и США грядет война?

Сейчас, когда Китай, Россия и Иран бросают вызов порядку после Второй мировой войны, многие задаются вопросом, достает ли Соединенным Штатам энергии, союзников и ресурсов для новой геополитической схватки?

«Если вы ищете захватывающее пляжное чтение на лето, я рекомендую роман «2034», написанный Джеймсом Ставридисом, адмиралом в отставке, и Эллиотом Акерманом, бывшим морским пехотинцем и сотрудником разведки. В книге рассказывается о том, как Китай и Америка вступают в войну в 2034 году, которая начинается с морского сражения у Тайваня и с того, что Китай действует в негласном альянсе с Ираном и Россией», — пишет обозреватель The New York Times Томас Фридман.

(…) «В итоге Китай и США доходят до ядерной перестрелки и сжигают несколько городов друг друга, в результате чего доминирующей мировой державой становится нейтральная Индия (Эй, это роман!). Но что делает книгу пугающей, так это то, что, когда я отложил ее и взял дневную газету, я прочитал многое из того, что книга предрекала через 13 лет после текущего момента: Иран и Китай только что подписали 25-летнее соглашение о сотрудничестве. Владимир Путин только что сосредоточил войска на границе с Украиной, предупредив США, что любой, кто угрожает России, «пожалеют о содеянном так, как давно уже ни о чем не жалели». На фоне того, как флот китайских истребителей, вооруженных технологиями радиоэлектронной борьбы, теперь регулярно летает над Тайванем, ведущий политик Китая по иностранным делам только что заявил, что у США «нет права… чтобы разговаривать с Китаем с позиции силы», — перечисляет автор.

(…) «В книге Майкла Мандельбаума «Взлет и падение мира на Земле» прослеживается, как мы прошли путь от мира, определяемого холодной войной, между американской демократией и советским коммунизмом (с 1945 по 1989 год), к исключительно мирной четверти века без конфликта между великими державами, подкрепляемой распространением демократии и глобальной экономической взаимозависимости (с 1989 по 2015 год) и к нашей нынешней, гораздо более опасной эпохе, когда Китай, Иран и Россия отклоняют давление демократии и необходимость обеспечения постоянного экономического роста, предлагая вместо этого своим людям агрессивный гипернационализм», — говорится в статье.

«Что сделало это возвращение китайского, иранского и российского агрессивного национализма еще более опасным, так это то, что в каждой стране он связан с управляемыми государством отраслями, в частности, с военной, и он возникает в то время, когда американская демократия ослабевает. Наша изнуряющая политическая и культурная гражданская война, разжигаемая соцсетями, ограничивает способность американцев действовать в унисон и способность Вашингтона быть глобальным стабилизатором и строителем институтов, как Соединенные Штаты после Второй мировой войны», — констатирует Фридман.

«Наше глупое решение расширять НАТО перед лицом России — после распада Советского Союза — превратило посткоммунистическую Россию во врага вместо потенциального партнера, создав идеальные условия для появления антизападного автократа, такого как Путин (Представьте, если бы Россия, страна, с которой у нас нет торговых или пограничных споров, была бы НАШИМ союзником сегодня против Китая и Ирана, а не ИХ союзником в спорах с нами)», — пишет автор публикации.

«Между тем, неспособность американского вмешательства в Афганистан и Ирак принести плюрализм и приличность, на что надеялись после 11 сентября, в сочетании с экономическим кризисом 2008 года и нынешней пандемией — вместе с общим опустошением производственной базы Америки — ослабила как американскую самоуверенность, так и веру мира в Америку. Результат? Сейчас, когда Китай, Россия и Иран бросают вызов порядку после Второй мировой войны более агрессивно, чем когда-либо, многие задаются вопросом, достает ли Соединенным Штатам энергии, союзников и ресурсов для новой геополитической схватки», — отмечает он.

(…)

«Готовы ли мы принять вызов? Я почти уверен, что мы сможем сдержать более агрессивные, националистические Россию и Иран разумной ценой и с помощью наших традиционных союзников», — полагает обозреватель.

«Но Китай — это другое дело. Так что нам лучше понять, в чем наши сильные и слабые стороны, а также китайские», — призывает автор, указывая, что в настоящее время Китай является по-настоящему равным конкурентом в военной, технологической и экономической сферах, за исключением одной важной области: (…) масштабные возглавляемые государством усилия Китая по развитию собственной вертикально интегрированной отрасли производства микрочипов пока не привели к освоению физики и оборудования для управления материей в наномасштабе — навыка необходимым для массового производства сверхсложных микропроцессоров».

«Однако всего в нескольких милях от Китая находится крупнейший и самый продвинутый производитель микросхем в мире: Taiwan Semiconductor Manufacturing Company. По данным Исследовательской службы Конгресса, TSMC является одним из трех производителей в мире, которые производят самые передовые полупроводниковые чипы — и, безусловно, крупнейшим. Второй и третий — Samsung и Intel, — поясняет Фридман. — Большинство разработчиков микросхем, такие как IBM, Qualcomm, Nvidia, AMD (и даже до некоторой степени Intel) в настоящее время используют TSMC и Samsung для производства микропроцессоров, которые они разрабатывают. Но, что не менее важно, три из пяти компаний, которые производят сверхсложные литографические машины, инструменты и программное обеспечение, используемые TSMC и другими компаниями для того, чтобы производить микрочипы — Applied Materials, Lam Research Corporation и KLA Corporation — базируются в Соединенных Штатах (…)».

«Таким образом, у американского правительства есть рычаги воздействия, чтобы ограничить TSMC в производстве передовых микросхем для китайских компаний. Действительно, всего две недели назад США заставили TSMC приостановить выполнение новых заказов от семи китайских суперкомпьютерных центров, подозреваемых в содействии в оружейных разработках страны».

(…) «Вот почему сегодня Китай хочет заполучить Тайвань не только по идеологическим причинам, но и потому, что хочет, чтобы TSMC находилась в кармане китайской военной промышленности по стратегическим соображениям. (…) Потому что в мире цифровых технологий тот, кто контролирует лучшего производителя микросхем, будет контролировать… многое. Просто прочтите «2034». (…) Первое, что делает Китай, — захватывает Тайвань. Давайте сделаем так, чтобы это осталось художественным вымыслом», — заключает обозреватель.

Источник