Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Создатель Stratfor: Европейский Союз исчез, как сверхправительство он оказался лишь временным явлением

А эпидемия подтвердила легитимность национальных государств.

Европейский Союз исчез, но есть Берлин, Будапешт, Париж: они принимают решения и заботятся о своих людях, сказал  венгерскому изданию Magyar Nemzet основатель Stratfor, одного из самых известных американских аналитических центров,  также известного как теневое ЦРУ, уроженец Будапешта Джордж Фридман. 

— От терроризма до миграции в мире существует много угроз, но не с этой эпидемией. Тебя назвали, помимо всего прочего, волшебным шаром-восьмеркой из-за твоей предсказуемости. Видели ли вы приближение этого кризиса?

— Ни в малейшей степени. Никто точно этого не знал. Эта вспышка не является политическим событием, она связана с китайской культурой, с тем, как они хранят свою пищу, и, конечно же, с тем, чего мы сегодня не знаем. Люди склонны верить, что мы управляем миром.

— Ковид-19 кардинально меняет нашу жизнь. В каком мире мы проснемся, когда все закончится?

Большинство пациентов выздоравливают, меньшинство умирает. Есть и другие болезни, которые убивают людей, например рак. Рано или поздно медицинское решение будет найдено, если не сразу. Но одно несомненно: Венгрия останется Венгрией, Россия будет лежать к востоку от нее, Германия — к Западу, а американцы останутся повсюду. Это не изменится и в будущем.

— Как изменится глобальное управление?

— Самое главное изменение заключается в том, что Европейский Союз исчез. Есть Берлин, Будапешт, Париж – они принимают решения и заботятся о своих людях. Там всегда были сильные национальные государства. Европейский Союз, как сверхправительство, оказался лишь временным явлением. Дело не в том, что национальные государства поднимутся, а в том, что они никогда не были забыты. Национальные государства не могут передать свой суверенитет многонациональному фактору. Я уверен, что будет какая-то Европейская зона: европейское сообщество, например, как форма сотрудничества в области свободной торговли. Это хорошая идея. В то же время идея общеевропейского управления была переосмыслена: у ЕС не было для этого достаточной уверенности, и государства – члены, что еще важнее, вернули себе суверенитет.

— Уходит ли Евросоюз в историю? Какой можно представить Европу через пять-десять лет?

— Теперь он показал свои пределы. Во время войны или болезни у вас нет возможности принимать решения, которые можно было бы считать ответственными. Нет никаких проблем с зоной свободной торговли, и Европа нуждается в ней. Вот  мы живем в Северной Америке. Но это не значит, что канадцы могут диктовать нам, как формировать нашу политическую систему.

Каково влияние эпидемии на американские президентские выборы?

Репутация у Дональда Трампа сейчас довольно хорошая, в том числе стоит упомянуть получение пакета экономических стимулов в размере 2000 миллиардов долларов. Теперь президенту приходится одновременно справляться и с природным, и с экономическим, и с социальным кризисом. Он странный человек, и его критикуют, но граждане обычно считают, что он контролирует ситуацию, и он понимает, что происходит. Его противник, Джо Байден, теперь совершенно невидим,  он растворился в воздухе. Трамп сталкивается со следующей проблемой. Эксперты рекомендуют социальное дистанцирование для уменьшения распространения эпидемии. Но это заточение не может продолжаться бесконечно. Я думаю, что рано или поздно, в июне, мы должны будем принять трудное решение — сохранять дистанцию или отказаться от нее. Если Трамп сделает правильный шаг, он может войти в Американскую историю как один из наших великих лидеров.

Оригинал на венгерском языке