Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Санкции бесполезны. У Запада остается только один выход — South China Morning Post, (Гонконг)

Если не считать военного столкновения, экономические санкции — все, на что готов пойти Запад, чтобы «наказать» Россию, пишет SCMP. Однако они уже неоднократно доказывали свою неэффективность и показывали обратный эффект. По мнению автора статьи, у Запада остался только один выход.

— Санкции США и Европы не только не заставили авторитарные правительства придерживаться правил, напротив, они еще больше укрепили эти режимы и усилили геополитический раскол между Востоком и Западом.

— В условиях ослабления влияния Запада единственным выходом может стать возрождение диалога со странами, не разделяющими его стандарты.

По мере того, как на Украине усиливался кризис, Запад начал кампанию экономической изоляции против России, масштабы которой расширяются с каждым днем. Первой мишенью стали чиновники, приближенные к Кремлю. Затем были наложены ограничения на более широкие сегменты финансовой системы. США запретили импорт российской нефти и природного газа и вместе со своими союзниками объявили о планах лишить Россию статуса страны с режимом наибольшего благоприятствования в торговле.

На сегодняшний день более 300 компаний ушли из России либо в знак протеста, либо из-за страха перед расширением западных санкций. В их число вошли Mastercard, PayPal и Netflix.

Если не считать прямой военной конфронтации, экономические санкции – это все, что США и их союзники могут сделать для наказания Москвы. В течение многих лет после американских неудач в Ираке и Афганистане сменявшие друг друга президенты США отдавали предпочтение санкциям как инструменту давления.

В 2017 году президент США Дональд Трамп добавил в санкционный список США почти на 30% больше физических и юридических лиц, чем его предшественник Барак Обама в 2016 году. Обама же за последний год своего пребывания в должности внес в этот список в три раза больше людей и предприятий, чем в 2009 году.

Тем не менее, несмотря на их растущую популярность в уставшем от войн Вашингтоне, санкции по большей части не достигли своих целей, будь то они против Северной Кореи, Венесуэлы, Ирана или кого-либо еще. Вместо этого всему миру придется иметь дело с их долгосрочными последствиями.

Повсеместное распространение санкций уже начало ускорять деглобализацию: Китай и Россия заявили о планах по созданию альтернативной финансовой системы в ответ на растущую напряженность в отношениях с Западом.

После присоединения Крыма президентом России Владимиром Путиным в 2014 году западные банки уменьшили свою зависимость от российской финансовой системы почти на 80%. В 2019 году Пекин и Москва решили существенно увеличить торговые расчеты в своих собственных национальных валютах вместо использования доллара.

Тем временем Китай диверсифицировал свои валютные резервы и покупал золото, чтобы также снизить зависимость от доллара. Одновременно он пытается продвигать использование юаня: с 2001 года доля юаня в валютной торговле поднялась с почти нуля до более чем 4%.Показатель значительно ниже, чем у западных валют, но, поскольку западные санкции по-прежнему нацелены на авторитарные режимы, Пекин будет стремиться повысить этот процент.

Отсутствие сотрудничества со стороны Китая и России также сделало западные санкции менее эффективными. В 2021 году Китай импортировал 324 миллиона баррелей сырой нефти из Ирана и Венесуэлы по бросовой цене в обход санкций, часто просто переименовывая импортированные энергоресурсы в нефть из Омана или Малайзии.

Но даже при согласии многочисленных стран ввести бесконечные санкции они часто играли на руку некоторым из самых авторитарных режимов мира. Во многих странах, включая Кубу и Венесуэлу, протесты против автократических руководителей быстро сошли на нет из-за безжалостных репрессий и огромных экономических издержек, поскольку санкции прежде всего сказываются на населении.

Без элементарных средств выживания большинство людей не в состоянии поддерживать протестное движение, и в результате режимы со временем еще больше укореняются. В 2019 году, согласно отчету вашингтонского Центра экономических и политических исследований, 40 тысяч венесуэльцев погибли в результате санкций, введенных администрацией Трампа в 2017 году.

На фоне этого начинает работать и государственная пропаганда, рисующая Запад непримиримым врагом. В Венесуэле, например, президент Николас Мадуро боролся с бесхозяйственностью еще до того, как США ввели санкции против его страны. Тем не менее именно санкции помогли Мадуро снять с себя вину, и в 2019 году один опрос показал, что целых 68% населения Венесуэлы обвинили США в низком качестве своей жизни.

Подобным же образом и в Иране односторонние санкции Трампа и выход США из ядерной сделки послужили политическому укреплению сторонников жесткого курса и в конечном итоге помогли консервативному президенту Ибрахиму Раиси прийти к власти.

Для Вашингтона все это сопряжено со значительными геополитическими издержками. Поскольку однополярное влияние Америки уменьшается, ее способность добиваться глобального консенсуса против репрессивных режимов и нарушений прав человека также снижается.

В отличие от периода после холодной войны, постоянные санкции только подпитывают раскол между Востоком и Западом в глобальной геополитике, который все больше ослабляет политический вес и влияние последнего. Во время гражданской войны в Сирии Китай и Россия 16 раз накладывали вето на резолюции Совета Безопасности ООН.

После прошлогоднего переворота в Мьянме и Индия, и Китай выступили против западных санкций. Такие же разногласия уже видны и вокруг украинского кризиса.

Долгосрочные издержки для Запада заключаются не только в том, что он не сможет добиться единства мнения и таким образом продемонстрировать лидерство, но и в том, что санкции постепенно уменьшают его собственное экономическое влияние, поскольку каждая из этих стран становится все более оторванной от Запада и все чаще полагается на Китай.

В этих условиях Западу следует вместо повсеместного введения широкомасштабных санкций инициировать более всесторонние и частые диалоги с Востоком по международным нормам, особенно со странами, с которыми он не разделяет эти нормы.

Еще до начала президентства Джо Байден ясно дал понять, что у него в приоритете – связи с демократиями, и, придя к власти, он провел довольно уникальный «саммит демократий» для продвижения этой повестки.

Но это оставило за бортом несколько важных мировых держав и лишь дополнило нарратив о противостоянии Востока и Запада — аргумент, который многие авторитарные режимы используют в своей внутренней пропаганде, чтобы заручиться поддержкой народа против Запада.

Следует признать, что в разгар конфликта между Россией и Украиной некоторые могут счесть бесполезным призыв к диалогу. Но в мире, в котором Запад постепенно теряет свое влияние, а санкции приносят больше вреда, чем пользы, возобновление многостороннего диалога может быть единственным способом добиться цели.

Автор — Мохамед Зишан (Mohamed Zeeshan) — ведущий колонки международных отношений и автор книги «Полет вслепую: Индия в поисках глобального лидерства».

Источник