Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Economist: либеральный международный порядок, служащий интересам США, рушится

Либеральный международный порядок медленно распадается. Его крах может носить внезапный и необратимый характер.

Либеральный международный порядок, служащий интересами США, трещит по швам, пишет Economist. Санкции применяются в четыре раза чаще, чем в 1990-е, глобальные потоки капитала фрагментируются, а институты, защищавшие старую систему, исчезли или стремительно теряют доверие.

На первый взгляд мировая экономика выглядит обнадеживающе устойчивой. Америка процветает, даже несмотря на эскалацию торговой войны с Китаем. Германия выдерживает потерю поставок российского газа, не потерпев при этом экономической катастрофы. Война на Ближнем Востоке не приносит нефтяного шока. Стреляющие ракетами повстанцы-хуситы едва влияют на глобальный поток товаров. Торговля как доля мирового ВВП восстанавливается после пандемии и, по прогнозам, в этом году продемонстрирует здоровый рост.

Однако стоит заглянуть глубже, и обнажается хрупкость. Порядок, который управлял мировой экономикой после Второй мировой войны, разрушается на протяжении многих лет. Сегодня он близок к краху. Тревожное количество триггеров может спровоцировать скатывание в анархию, где сила — лучший аргумент, а великие державы снова прибегают к войнам. Даже если до конфликта никогда не дойдет, для экономики последствия нарушения норм могут оказаться скорыми и серьезными.

Распад старого порядка виден всюду. Санкции применяются в четыре раза чаще, чем в 1990-е; Америка недавно наложила «вторичные» рестрикции на организации, поддерживающие российскую армию. Идет война субсидий — страны стремятся скопировать наблюдаемую в КНР и США огромную господдержку экологически чистого производства. Хотя доллар и остается доминирующей валютой, а развивающиеся экономики демонстрируют солидную устойчивость, глобальные потоки капитала начинают фрагментироваться.

Институты, защищавшие старую систему, либо исчезли, либо стремительно теряют доверие. В следующем году Всемирной торговой организации исполнится 30 лет, но из-за пренебрежения со стороны Америки она более пяти лет проводит в бездействии. МВФ охвачен кризисом самовосприятия, застряв между зеленой повесткой и обеспечением финансовой стабильности. Совет Безопасности ООН парализован, а наднациональные суды вроде МУС все чаще становятся оружием воюющих сторон. В прошлом месяце американские политики, включая лидера республиканцев в Сенате Митча Макконнелла, пригрозили Международному уголовному суду санкциями, если тот выдаст ордера на арест лидеров Израиля после выдвинутого ЮАР обвинения в геноциде по отношению к жителям Газы.

До сих пор фрагментация и упадок накладывают на мировую экономику скрытый отпечаток — ощутимый только в том случае, если знаешь, где искать. К сожалению, история показывает, что возможны более глубокие и хаотичные коллапсы, которые могут произойти внезапно, сто́ит начаться спаду. Первая мировая война положила конец золотому веку глобализации, который, как многие в то время полагали, будет длиться вечно. В начале 1930-х, после начала Великой депрессии и появления Закона Смута — Хоули о тарифах, американский импорт упал на 40% всего за два года. В августе 1971 года Ричард Никсон неожиданно приостановил конвертацию долларов в золото, и всего через 19 месяцев развалилась Бреттон-Вудская система фиксированных обменных курсов.

Сегодня подобный спад представляется вполне реальным. Возвращение Дональда Трампа в Белый дом с его мировоззрением а-ля «кто сильнее, тот и прав» продолжит подрыв институтов и норм. Ускорить процесс могут опасения перед второй волной дешевого китайского импорта. Открытая конфронтация между США и КНР из-за Тайваня или между Западом и Россией способна привести к ужасному краху.

Во многих сценариях потери будут куда серьезней, чем думают многие. Сейчас модно критиковать беспрепятственную глобализацию как причину неравенства, глобального финансового кризиса и пренебрежения проблемами климата. Но достижения 1990-х и 2000-х годов — высшей точки либерального капитализма — не имеют равных в истории. В Китае сотни миллионов людей избежали бедности благодаря интеграции в мировую экономику. Уровень младенческой смертности во всем мире составляет менее половины от показателя 1990 года. Процент мирового населения, погибшего в результате внутригосударственных конфликтов, в 2005 году достиг послевоенного минимума в 0,0002%; тогда как в 1972-м был почти в 40 раз выше. Последние исследования показывают, что эпоха «Вашингтонского консенсуса», который сегодняшние лидеры надеются заменить, была возможностью для бедных стран насладиться догоняющим ростом и сокращением разрыва с богатым миром.

Упадок системы грозит замедлить этот прогресс и даже повернуть его вспять. На смену однажды нарушенным правилам вряд ли придут новые. Вместо этого мировые дела погрузятся в естественное состояние анархии, благоприятствующей бандитизму и насилию. Без доверия и институциональных рамок сотрудничества странам станет труднее решать современные проблемы, начиная со сдерживания гонки вооружений в сфере искусственного интеллекта и заканчивая сотрудничеством в космосе. Проблемы будут решать клубы стран-единомышленников. Это может сработать, но чаще всего речь будет идти о принуждении и негодовании, как в случае с европейскими тарифами на выбросы углерода и враждой Китая с МВФ. Когда сотрудничество уступает место принуждению, у стран остается меньше причин поддерживать мир.

В глазах Коммунистической партии Китая, Владимира Путина и других циников система, живущая по принципу «сила есть – ума не надо», будет не нова. Они считают либеральный порядок не воплощением высоких идеалов, а проявлением грубой американской мощи — мощи, которая сейчас находится в относительном упадке.

Сначала постепенно, затем внезапно

Это правда, что система, созданная после Второй мировой войны, породила союз между интернационалистскими принципами и стратегическими интересами Америки. Однако либеральный порядок также принес огромную выгоду и остальному миру. Многие бедняки уже страдают от неспособности МВФ разрешить кризис суверенного долга, последовавший за пандемией COVID-19. Страны со средним уровнем дохода, такие как Индия и Индонезия, надеющиеся добиваться богатства торговлей, пользуются возможностями, возникшими на фоне фрагментации старого порядка, но в конечном счете полагаться станут на сохранение глобальной экономикой интегрированного и предсказуемого характера. А процветание бо́льшей части развитого мира, особенно небольших стран с экономикой свободного предпринимательства, таких как Великобритания и Южная Корея, полностью зависит от торговли. Может показаться, что с опорой на сильный экономический рост США мировая экономика сможет пережить все, что на нее обрушится. Но это не так.

Источник