Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Без единого выстрела. Китай способен вмиг уничтожить весь европейский ВПК

Стремление западных стран усилить украинскую армию привело к резкому увеличению спроса на боеприпасы, пишет FT. Это, в свою очередь, привело к дефициту пороха, основным поставщиком сырья для которого является Китай. Теперь европейцы и украинцы опасаются, что Пекин может отказать им в необходимых ресурсах.

Европейские военные подрядчики предупреждают, что зависимость от китайского хлопка, используемого в производстве пороха для боеприпасов, ограничивает их возможности по увеличению выпуска продукции, и мешает западным странам поддержать ослабленную украинскую армию.

Хлопковый линт (пух) — это побочный продукт и главный ингредиент, без которого невозможно производство нитроцеллюлозы, используемой в артиллерийских снарядах и взрывчатых веществах.

Спрос на боеприпасы резко вырос, потому что Украина в больших количествах расходует снаряды в боевых действиях против России. Однако оборонные подрядчики не в силах увеличить выпуск продукции, так как сталкиваются с ограничениями в цепочках поставок различного сырья — в том числе нитроцеллюлозы, которую также называют нитроклетчаткой.

Ведущие производители оружия, среди которых шведская компания Saab и немецкая Rheinmetall, предупреждают, что Европа слишком сильно зависит от поставок линта из Китая, на долю которого приходится чуть меньше половины от общемирового объема торговли этим сырьем.

Председатель правления ведущего производителя боеприпасов Rheinmetall Армин Паппергер (Armin Papperger) рассказал Financial Times, что Европа получает из Китая «более 70%» нужного ей хлопкового линта.

«Существует риск [того, что Китай может отказать в поставках линта по геополитическим причинам]. И именно поэтому мы покупаем его в максимальных количествах для создания запасов», — сказал он.

ЕС намерен увеличить производство 155-мм снарядов натовского стандарта до 1,4 миллиона штук в год, чтобы пополнить арсеналы стран-членов блока, которые истощены поставками для нужд ВСУ в условиях, когда российский производственный потенциал превосходит европейский. Евросоюз создал фонд на два миллиарда евро, чтобы увеличить производство взрывчатых веществ в Европе.

«Существует огромный дефицит [нитроцеллюлозы], что вызывает трудности в других отраслях», — заявил Financial Times руководитель другой оборонной компании, не пожелавший назвать свое имя. «Дефицит лишь подчеркивает необходимость повышения оперативности и способности оборонной промышленности ЕС обеспечивать своевременные поставки боеприпасов и ракет в Европе», — добавил он.

Европейские лидеры также говорят о нехватке пороха. «Мы все поняли, что необходимо преодолевать дефицит некоторых компонентов, особенно пороха», — сказал в марте президент Франции Эммануэль Макрон, встретившись с главными сторонниками и спонсорами Украины.

По данным Международного торгового центра, на долю Китая приходится почти половина линта, продаваемого в мире. Крупнейшими импортерами этого материала являются Германия, Швеция и Бельгия.

Подрядчики из ВПК предупреждают, что без устранения зависимости от китайских поставок будет очень сложно увеличить производство взрывчатых веществ. Кроме того, существует опасность, что в случае ухудшения отношений с Китаем он может ограничить экспорт этого материала.

Компания Saab заявила: «[Зависимость] от Китая в будущем может усилить риски, хотя мы и отрасль в целом наращиваем производственные мощности и производство в Европе». Вместе с тем, шведский оборонный подрядчик отметил, что в настоящее время никаких проблем с поставками нет.

Обеспокоенность по поводу поставок хлопкового пуха усиливается в связи с тем, что Германия и прочие европейские страны стремятся к их диверсификации и к ослаблению рисков, стараясь ликвидировать свою зависимость от китайского экспорта этого важнейшего материала, который на протяжении десятилетий был относительно дешевым и надежным.

Россия, которая также наращивает производство боеприпасов, за последние два года увеличила импорт нитроцеллюлозы из КНР. Объем ее закупок в Китае подскочил с 3,4 миллиона долларов в 2022 году до 7,18 миллиона за первые 10 месяцев 2023 года, что подтверждается данными по импорту, с которыми удалось ознакомиться британскому Королевскому институту оборонных исследований.

Согласно сообщению Saab, в долгосрочной перспективе компаниям придется искать альтернативные пути для изготовления критически важных материалов, чтобы «обезопасить европейскую экосистему по производству боеприпасов». Сейчас проводится подготовительная работа по производству целлюлозы из древесины, однако массовое производство пока не начато.

Глава этой шведской компании Микаэл Юханссон (Micael Johansson) недавно рассказал Financial Times, что нитроцеллюлоза — это пример того, как компании ВПК будут вынуждены выстраивать новые цепочки поставок в «многополярном мире», в котором «будет присутствовать не только западный, основанный на правилах порядок».

Он добавил: «Мы должны думать о странах-единомышленницах, о том, с кем мы сможем работать в далекой перспективе, кому мы сможем доверять».

Компания BAE Systems, снабжающая боеприпасами вооруженные силы Британии, заявила, что у нее достаточные запасы сырья и материалов для производства боеприпасов, однако она «осознает проблемы, которые могут возникнуть в перспективе с наличием нитроцеллюлозы», и активно налаживает взаимодействие с партнерами, чтобы обеспечить поставки в будущем.

Компания Rheinmetall, чья дочерняя фирма Nitrochemie выпускает нитроцеллюлозу, подтвердила, что рассматривает вопрос о создании производства линта в Нижней Саксонии, чтобы поставлять этот материал для нового предприятия по выпуску боеприпасов.

Паппергер рассказал, что после начала полномасштабной российской военной операции на Украине его компания создала запас линта на три года и что «каждый месяц приходят партии этого товара из Китая».

«Но смысл в том, чтобы Европа в перспективе стала самостоятельной», — отметил он.

Заместитель директора Немецкого совета по международным отношениям Кристиан Мёллинг (Christian Mölling), занимающийся вопросами безопасности и обороны, рассказал, что нитроцеллюлоза — это «дешевый химический продукт». Производство одного их ключевых ингредиентов нитроцеллюлозы уже давно перенесли в такие места как Китай.

«Если необходимо серьезно увеличить производство боеприпасов, нужно не только сырье. Нужно строить новые производственные площадки, а на это, в зависимости от стандартов, может уйти от шести месяцев до двух лет».

Авторы — Арджун Нил Алим (Arjun Neil Alim), Патриция Нилссон (Patricia Nilsson), Сильвия Пфайфер (Sylvia Pfeifer).

Свой материал для статьи предоставил Ричард Милн (Richard Milne).

Источник