Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Выборы в Молдавии могут закончиться еще одной «горячей точкой»

Выборы президента Молдавии и их итог для России в краткосрочном плане куда важнее, чем исход битвы за Белый дом.

Российский эксклав

В то время как все россияне наблюдают за увлекательным сериалом «как Трамп пытается выиграть выигранные им президентские выборы в США», не менее важная электоральная кампания проходит совсем неподалеку от наших рубежей. Речь о выборах президента Молдавии – и, как ни странно, их итог для России в краткосрочном плане будет куда важнее, чем исход битвы за Белый дом.

Первый тур этих выборов прошел 1 ноября, и президент Молдавии Игорь Додон (который считается пророссийским) выступил не очень удачно. Он занял второе место, набрав 32% голосов. На первом оказалась Майя Санду – новая итерация проевропейских сил. Дело в том, что предыдущие подконтрольные Западу элиты себя дискредитировали коррупционными скандалами, поэтому были технично заменены брюссельскими и вашингтонскими кураторами на «проевропейскую молодежь, выступающую против коррупционеров». Санду харизматична, не ввязывалась в коррупционные скандалы – и по итогам второго тура выборов 15 ноября имеет все шансы стать президентом.

И проблема для нас тут не в том, что мы как-то сочувствуем Игорю Додону. Молдавский президент сам понаделал много ошибок и сейчас пожинает то, что посеял. Проблема в последствиях этого поражения для российской безопасности. Подпадание Молдавии под власть Запада грозит России «карабахским сценарием», но при этом куда более опасным.

Дело в том, что там находится российский эксклав – Приднестровская Молдавская республика (ПМР). Формально находящееся в составе Молдавии, это самопровозглашенное государство уже давно видит себя частью Большой России. И этой частью на самом деле является – в Приднестровье российского гораздо больше, чем в ряде республик РФ, не говоря уже о территориях постсоветского пространства. Однако у ПМР есть серьезная проблема – ей не очень повезло с географией. Республика не имеет выхода к морю и фактически зажата между землями самой Молдавии и Украины. В свою очередь Молдавия зажата между Украиной и Румынией.

Этот и без того непростой геополитический сэндвич может стать для России большим источником проблем. Если Додон потерпит разгромное поражение и пророссийские силы в Молдавии будут дезорганизованы, то правящая коалиция (куда пока входит возглавляемая Додоном Партия социалистов) может посыпаться.

Власть в республике могут взять «младоевропейцы» во главе с Санду – и если к тому времени западные партнеры решат начать сдерживать Россию «по-взрослому» (например, после победы Джозефа Байдена на американских выборах), то Молдавия даст им для этого прекрасную возможность. Тут сойдутся интересы молдавских националистов и западных глобалистов по «возвращению приднестровских сепаратистов в состав Молдавского государства». А поскольку переговорный процесс давно в тупике, речь может пойти о силовом варианте. Естественно, с участием не только молдавской армии.

Будем пробивать?

Да, кто-то скажет, что они на это не решатся, ведь на территории Приднестровья находятся российские миротворцы. Но в этом-то и вся опасность географического сэндвича – если жизни российских миротворцев будет угрожать опасность, как Россия отправит войска им на помощь? Ни Румыния, ни Украина коридор не дадут, поэтому будет лишь два варианта: либо пробивать коридор через страну – члена НАТО, либо через государство, которое всем и на каждом углу орет о российской агрессии.

Данная ситуация является еще одним доказательством того, что наши проблемы являются следствием упущенных когда-то возможностей. Если бы Москва в 2014 году взяла Одессу (после сожжения украинскими нацистами людей в Доме профсоюзов), то у нас был бы коридор в Приднестровье. Если бы Москва заняла гораздо более жесткую позицию по Карабаху, ни у кого бы не возникало сомнений в решимости России защищать свои интересы.

Конечно, кто-то скажет, что у проблемы есть и иной выход – по формуле «а давайте тогда сдадим Приднестровье, благодаря чему избавимся от сложностей и позволим молдаванам восстановить территориальную целостность страны». Сторонники этой версии даже скажут, что для России такой вариант выгоден, ведь тогда молдаване нам будут по гроб жизни благодарны. Как ни странно, в нашей стране до сих пор остаются наивные люди, которые, развесив уши, слушают соседей, просящих уступки в обмен на обещание лояльности. «Верните Донбасс – вернете Украину», «Отдайте Южную Осетию и Абхазию, и тогда ни один грузин в сторону Запада даже не взглянет», «Сдайте Карабах – и тогда Азербайджан будет верным другом России».

Мы это уже проходили – и речь сейчас не о возвращении ГДР в ФРГ (за которое нас немцы должны вечно благодарить, а не санкции вводить), а об Аджарии. После того, как мы помогли вернуть ее Грузии, тогдашний президент этой страны Михаил Саакашвили от Запада не отвернулся – он продолжил антироссийскую политику и в 2008 году отдал приказ о нападении на российских миротворцев. Поэтому сдача Южной Осетии и Абхазии приведет не к созданию пророссийской Грузии, а к вступлению Грузии в НАТО и появлению натовских баз возле Северного Кавказа.

Сдача ДНР и ЛНР лишь усилит русофобские настроения на Украине и убедит ее в том, что нужно продавливать вопрос Крыма. Сдача Нагорного Карабаха Азербайджану не обнулит турецкие амбиции – наоборот, лишь усилит, после чего Анкара потребует от России сдать Крым, Северный Кавказ и Поволжье (в плане того, чтобы «не мешать сотрудничеству тамошних мусульман с турецкими образовательными и гуманитарными организациями»).

Сдача же Приднестровья будет означать евроинтеграцию всей Молдавии – возможно, даже включение ее в состав Румынии. 

Автор — Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

Источник