Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

«Танго втроём»: Молдова, Украина и Грузия требуют от ЕС четкой интеграционной перспективы

Очередную годовщину соглашения об Ассоциации с ЕС Молдова, как и ее коллеги по «Восточному партнёрству» Украина и Грузия, отпраздновала в условиях неутешительных результатов и еще более грустных перспектив.

Созданное ими «Ассоциированное трио» — во многом шаг отчаяния, призванный побудить Брюссель изменить свою восточноевропейскую политику

27 июня исполнилось семь лет со дня подписания судьбоносного для нашего государства Соглашения об ассоциации и углублённой и всеобъемлющей зоны свободной торговли между Республикой Молдова и Европейским Союзом. Как отметила в своём официальном сообщении Майя Санду, соглашение стало «ключевым документом в отношениях с ЕС, который вносит неоценимый вклад в модернизацию государственных институтов и экономики Молдовы». Кроме того, она обратила внимание, что в результате действия договорённости к настоящему моменту на Евросоюз приходится около 67% всего молдавского экспорта.

О том, каковы реальные успехи Молдовы в деле сближения с Европейским Союзом можно говорить долго. Результаты действительно есть, и они ощутимы. Однако, если бы не сложные внутриполитические перипетии, тотальная коррупция элит и постоянное нарушение демократических принципов, которые в итоге привели к подрыву доверия со стороны Брюсселя, нет сомнений, что удалось бы сделать гораздо больше. Как минимум, приблизить нашу страну к куда более высоким европейским стандартам жизни и благосостояния населения, не говоря уже о перспективе реального членства в Союзе, которая была практически ликвидирована молдавскими политиками за прошедшие годы.

Подписание соглашений об ассоциации с несколькими постсоветскими странами было одним из важных достижений «Восточного партнёрства», которое, как известно, стало одной из форм наступательной внешней политики Европейского Союза. Поэтому, невзирая на свой яркий внешний дизайн, всё равно шведско-польская инициатива рассматривалась в качестве выраженного геополитического проекта, в результате чего заключение договоров спровоцировало резкую реакцию Москвы и существенное охлаждение отношений с Кишинёвом и Киевом.

Ещё в далёком 2015 году на саммите «Восточного партнёрства» стало очевидно, что постсоветские республики слишком разные и нуждаются в дифференцированном подходе со стороны Брюсселя. Именно тогда впервые возникли первые контуры двух условных фракций — «Украина, Грузия, Молдова» и «Азербайджан, Армения, Беларусь». В 2021 году ситуация выглядит ещё более выразительно после известных событий в Закавказье, Беларуси, а также продолжающейся ситуации на Донбассе, да и в целом вокруг Украины.

Такая внутренняя деформация «Восточного партнёрства», от которого, по сути, осталось лишь ядро в виде Украины, Молдовы и Грузии, побудила три столицы перейти к более решительным инициативным мерам, чтобы быть услышанными в Брюсселе. Первым шагом в этом направлении стало подписание 17 мая в Киеве Меморандума о создании формата усиленного сотрудничества «Ассоциированное трио».

На минувшей неделе министры иностранных дел трех стран наведались в Брюссель, где презентовали Верховному представителю ЕС по внешней политике Жозепу Боррелю тот самый новый формат коллегиального сотрудничества. По словам дипломатов, тем самым они подтвердили европейские устремления своих государств и выразили готовность перейти на следующий уровень процесса ассоциации с ЕС — а именно получение чёткой интеграционной перспективы.

Идея такой трёхсторонней коалиции по большому счёту является неизбежной, особенно в условиях нерешительности европейской бюрократии. Сейчас сам, очевидно, отсутствует однозначное понимание того, что делать дальше с восточно-партнёрским проектом, давно превратившимся в «чемодан без ручки». Не исключено, что такой во многом шаг отчаяния со стороны Киева, Кишинёва и Тбилиси может стать для них последним шансом побудить Брюссель пересмотреть свою восточноевропейскую политику и предложить более осязаемую перспективу этим трём республикам, которые демонстрируют наибольшую преданность развитию взаимоотношений с ЕС.

Однако, как показывает опыт последнего десятилетия, совместный «евроинтеграционный ход» рискует столкнуться как с внутренними, так внешними сложностями. Динамичная внутриполитическая ротация элит может негативно сказаться на общей координации позиций и синхронизации действий, а также продолжить оказывать негативное влияние на демократические преобразования, с которыми у Киева, Кишинёва и Тбилиси огромные проблемы. Кроме этого, с высокой долей вероятности главный противник евроинтеграции постсоветских республик — Российская Федерация — продолжит активно применять доступные ей инструменты, чтобы как можно сильнее осложнить процесс укрепления субъектности «Ассоциированного трио». Высокий уровень рисков и низкий — дивидендов, может стать главным препятствием, из-за чего Брюссель может всё-таки отказаться от масштабного пересмотра проекта «Восточного партнёрства» и произвести лишь небольшую корректировку для поддержания его в минимально жизнеспособном состоянии.

Как ни странно, но главным источником рисков для «Трио» является именно Молдова. В отличие от Украины и Грузии, где произошло полное переформатирование руководящего класса, в молдавском политическом спектре по-прежнему присутствуют партийные формирования (ещё и со значительным политическим потенциалом), продвигающие альтернативные европейскому курсу идеи, которые подразумевают развитие отношений не только на западном фланге, но и на восточном. Например, с Москвой и реализуемыми ею региональными объединениями, такими как Евразийский союз.

Одной из главных проблем и препятствий на пути «Ассоциированного трио» навстречу Европейскому Союзу является глубокая неоднородность взглядов и позиций среди его членов, в том числе по причине запущенного трансфера власти в Германии. Кроме того, плохим признаком для Киева, Кишинёва и Тбилиси стали недавние попытки немецко-французского тандема аккуратно поставить вопрос о необходимости организации саммита ЕС — Россия. Несмотря на то, что 25 июня на встрече в Брюсселе лидеры европейских стран отказались от этой идеи, тем не менее, можно с уверенностью говорить о том, что наблюдаемые тенденции свидетельствуют о наличии планов по поэтапной нормализации отношений с Москвой. Поэтому надежды трёх лидеров «Восточного партнёрства», подвисших в процессе европейских преобразований и фактически лишившихся шансов на вступление в Союз в обозримой перспективе, могут упереться в непреодолимые внутренние противоречия европейских государств.

Автор — Сергей ЧЕБАН

Источник