Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Россия запустит новый интеграционный проект на постсоветском пространстве?

Последние события намекают на то, что Москва в самое ближайшее время намеревается предложить постсоветскому пространству новую интеграционную альтернативу.

«Несостоявшееся обострение» — именно так оценивают эксперты текущую ситуацию вокруг Украины, которая грозила обернуться катастрофой большого масштаба. В итоге градус напряжения пошел вниз после неожиданного звонка американского президента Джо Байдена своему российскому коллеге Владимиру Путину. В ходе него они обсудили международную и региональную повестку, а также условились провести в неотдаленной перспективе двустороннюю встречу на территории одной из европейских стран.

Для внутренней аудитории разрядку и резкий разворот событий все стороны ожидаемо интерпретировали по-своему. Киев, в частности, заявил, что звонок американского лидера стал четким сигналом Кремлю, что коллективный Запад всерьез готов вступиться за Украину. Москва подала инициативу телефонного разговора в качестве осознания Вашингтоном ключевой роли России, которую невозможно больше игнорировать и с которой надо договариваться по многим важным вопросам общемировой повестки. Администрация Белого дома, в свою очередь, объяснила, что, благодаря мощному потенциалу североатлантического блока, эскалацию в регионе удалось предотвратить, равно как и казавшееся неминуемым вооруженное вторжение России в Украину, которое могло повлечь за собой серьезный конфликт на Черном море.

Военные специалисты полагают, что главным региональным тяжеловесам удалось договориться лишь о временной передышке, чтобы избежать никому не нужного крупномасштабного военного столкновения. Однако в целом у экспертов нет сомнений в том, что обстановка вокруг Украины продолжит, так или иначе, накаляться, особенно если политическая форма урегулирования конфликта на Донбассе продолжит утрачивать свою актуальность, уступая место силовым сценариям выхода из текущего кризисного положения.

Россия и западные военно-политические институты во главе с США, судя по всему, вплотную приблизились друг к другу на постсоветском пространстве, неизбежно провоцируя напряжение в восточноевропейском и черноморском регионе. Такое ползучее продвижение вглубь вынуждает кремлевских лидеров действовать все более демонстративно и решительно, сигнализируя о том, что постсоветские территории, включая украинские, принадлежат России стратегически. Суть адресуемого западным партнерам месседжа состоит в том, что Кремль не готов уступать в этом пространстве и, если у Запада есть намерение потеснить Москву, то ему необходимо готовиться к военному сценарию.

Из-за нежелания милитаризировать диалог, а также в условиях, когда стороны намеренно сокращают дипломатические ресурсы, в авангарде все чаще выходит взаимный санкционный прессинг. Тот факт, что после вышеупомянутой телефонной беседы на следующий день Байден подписал очередной пакет санкций, дает основания полагать, что звонок и ограничительные меры имеют определенную взаимосвязь. Вероятнее всего, телефонные переговоры с российским лидером были не совсем успешны, а изначально намеченные сроки проведения двусторонней встречи на ближайшие недели, стали смещаться на летний период.

Эхо новой санкционной волны вот уже несколько дней раскатывается по странам Европейского Союза, которые стараются проявить свою лояльность Вашингтону и выслать очередную порцию российских дипломатов. Помимо симметричных действий МИД РФ, российские силовики также не упускают возможности прощупать Киев, реализовав спецмероприятие в отношении одного из украинских дипломатов с последующей высылкой в Киев. Безусловно, дальнейшая накачка и реэскалация отношений выгодна как отдельным государствам, так и определенным внутренним группам, снижающим устойчивость общей ситуации, которая в любой момент может свалиться в горячую фазу.

Планирующееся общение Байдена и Путина вряд ли закончится какими-то системными сдвигами в отношениях между двумя государствами. Уж слишком сильны взаимное недоверие и противоречия. Ожидаемый план минимум — это выход на некоторые промежуточные договоренности, которые позволят исключить фронтальное столкновение Вашингтона и Москвы, в том числе путем прочерчивания условных «красных линий», включая зону постсоветского пространства, где происходит активное накопление конфликтогенов.

Кремль, по-видимому, давно готовится к общению с американскими партнерами, укрепляя свои позиции и проводя подготовку к очередному «наступлению» по периметру своих границ. Последние дни в медийном пространстве активно разгоняется интрига вокруг перспектив российско-белорусских взаимоотношений и намеченного на 21 апреля послания президента России Федеральному собранию. Судя по всему, Москва и Минск в самое ближайшее время намереваются предложить постсоветскому пространству новую интеграционную альтернативу, которую планировалось запустить еще в минувшем году, но действия белорусского лидера вынудили Москву отсрочить свои планы.

Накануне Путин и Лукашенко обсудили график предстоящих встреч и анонсировали на 22 апреля встречу двух лидеров в российской столице. Кроме этого, белорусский президент озвучил программу совместных межгосударственных мероприятий на ближайшие несколько месяцев, которые начнутся с крупного форума регионов. За этим последует заседание союзного совета министров, а уже в сентябре-октябре — Высший Госсовет Союзного государства. Надо полагать, что очередное интеграционное ядро возникнет на базе союзного государства, потенциал которого планируется в ближайшие недели значительно усилить и открыть возможность присоединения других желающих.

Ранние интеграционные проекты на постсоветском пространстве, в основе которых лежала коллективная инициатива, по всей видимости, не привели к ожидаемому результату, в связи с чем Москва пришла к мысли о необходимости реализации индивидуальной модели абсорбирования бывших советских республик либо отдельных территориальных образований, откалывающихся от своих метрополий. На первом этапе основной акцент конечно же будет сделан не на Абхазии, Осетии или Приднестровье, а на восточных и южных регионах Украины, в которых значительно активизировались центробежные процессы.

Цепь событий, ожидающихся в ближайшие месяцы, неизбежное переформатирование всего регионального пространства, которое, вне всякого сомнения, будет оказывать повышенное влияние и на Молдову, требует, в первую очередь, скорейшей внутриполитической стабилизации в Кишиневе, чтобы дать свой ответ на происходящее и сформулировать четкую позицию в контексте грядущих перемен.

Автор — Сергей Чебан

Источник