Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Quo vadis?». Куда движется Республика Молдова

К очередной годовщине независимости Молдова подходит с неутешительными результатами, а ее перспективы кажутся еще менее радужными, чем год назад.

Завтра Молдова отметит очередную годовщину своей независимости, а уже в следующем году, вероятно, широко отпразднует 30-летний юбилей. Чем ближе такая солидная рубежная дата, тем больше желания сделать какие-то выводы, осмыслить реальность и положение дел и, наверное, дать ответы на сущностные вопросы: куда мы все-таки движемся и как дальше жить.

Конечно, существует немало разномастных прогнозов, однако молдавское общество в большей степени ожидает четких позиции и курса именно от политической элиты республики. У той впереди есть целый год, чтобы внимательно оглянуться на прошлые десятилетия, проанализировать (не)сделанное и представить населению выверенную траекторию развития страны. Это тем более необходимо, поскольку, как показывают социологические замеры последних 10 лет, подавляющее большинство граждан Молдовы полагает, что страна движется в совершенно неправильном направлении. И с их мнением трудно не согласиться.

Однако, велика вероятность того, что никаких свежих идей и рецептов насчет того, «как нам обустроить Молдову» и в следующем году не появится. Политические эксперты предрекают нашей республике несколько сложных электоральных циклов, которые наверняка полностью захватят внимание и общества, и молдавского политикума. При этом предстоящие президентские выборы, пожалуй, не окажут радикального воздействия на политический расклад в стране, особенно в случае сохранения Игоря Додона на посту главы государства. В то же время еще сохраняющаяся вероятность проведения досрочных парламентских выборов в 2021 году может привести к значительным изменениям в политическом спектре государства и, возможно, даже вытолкнуть на первую линию поколение новых молдавских политиков.

С другой стороны, самые светлые ожидания часто не совпадают с молдавской реальностью, которая в состоянии обнулить практически любую здравую политическую инициативу. Еще год назад в порыве эйфории многим казалось, что в Молдове наконец-то произошли исторические перемены, и, благодаря международному консенсусу, был сломлен многолетний олигархический режим. Это эпохальное событие вроде бы открывало стране совершенно новый путь развития без тотальной коррупции и бесправия, зато с поддержкой широкого круга друзей и на Западе, и на Востоке. Но со временем оказалось, что даже уникальный геополитический пасьянс не способен заставить мыслить молдавских политиков категориями большими, нежели узкими партийными и финансовыми интересами, из-за чего хрупкий симбиоз правых и левых быстро сломался, а вся система двинулась обратно в сторону реолигархизации.

В результате Молдова оказалась там же, где и была на протяжении трех десятков лет — в перманентном состоянии геополитического выбора и внешнеполитического приоритета, в результате чего молдавское общество расколото практически поровну. Этот баланс постепенно смещается: одним из важных индикаторов является нацеленность именно молодого поколения страны, которому в массе своей близки проевропейские или прозападные параметры социально-политического развития государства. Поэтому, насколько бы ни было сильным влияние российского фактора, в долгосрочной перспективе республика продолжит дрейфовать в западном направлении.

Вместе с тем есть мнение о том, что за последние 29 лет государство и вовсе никуда особо не двигалось, выжимая остатки из своих скудных ресурсов и советской инфраструктуры. Это в итоге привело к ужасающей депопуляции и деиндустриализации страны. Еще одним ярким символом простоя выступает приднестровский конфликт, как одна из основополагающих проблем современного молдавского государства. За прошедшие десятилетия реальная реинтеграция страны ни на йоту не стала ближе, и уже несколько десятилетий Кишинев стоит на перроне возле этого «чемодана без ручки», так и не дождавшись посторонней помощи и до конца не определившись, а нужен ли он вообще.

К слову, само левобережье, несмотря на все карантинные меры и растущую статистику заболеваемости, также планирует в ближайшие дни демонстративно отметить свой так называемый юбилей, делая особый акцент на историко-мемориальной символистике, лишний раз пытаясь подчеркнуть глубинные гражданско-политические и идентитарные различия двух берегов Днестра. И на фоне этих соревнований элит Кишинева и Тирасполя в своей схожести или различии, все больше укрепляется мнение о том, что решать вопрос с моделью окончательного урегулирования конфликта придется все же внешним игрокам.

Пока, похоже, международные участники заняли во многом выжидательные позиции и планируют внимательно пронаблюдать за тем, каковы будут результатов электоральных циклов, которые ожидаются как на правом, так и на левом берегу. Далее, на основе сложившейся внутриполитической конфигурации, вероятнее всего, и будет сформирована региональная повестка с перспективой на ближайшие несколько лет. Таким образом, ожидать какой-либо ощутимой динамики в процессе приднестровского урегулирования можно лишь через полтора-два года.

Республика Молдова подбирается к своему очередному юбилею независимости, будучи максимально зависимой: от мнения международных игроков, от финансирования зарубежных доноров, от олигархических элементов и даже погодных условий. Перед государством и политическими элитами стоит немало сложных вопросов с глубокой историей, и только разумные ответы на них вкупе со смелыми и волевыми решениями могут открыть стране новые жизненные перспективы. Сохраняющаяся же инерция, беззаветная надежда исключительно на внешних партнеров и паразитарная модель поведения элиты страны, скорее всего, обернутся дальнейшей эрозией политической системы и постепенной утратой Молдовой своей государственности.

Автор — Сергей ЧЕБАН, RTA

Источник