Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Поле боя — ваш мозг: НАТО переходит к когнитивной войне

«Цель когнитивной войны состоит в том, чтобы сделать оружием каждого».

«Когда все гражданское население находится под прицелом НАТО, западные вооруженные силы должны более тесно сотрудничать с академическими кругами, чтобы использовать социальные и гуманитарные науки в качестве оружия и помочь альянсу в развитии его потенциала когнитивной войны».

Это цитата не из конспирологической статьи на Яндекс Дзен или дешевого научно-фантастического романа. Это фрагмент исследования, проведенного при финансовой поддержке НАТО в 2020 году, которое называется Cognitive Warfare («Когнитивная война»).

🎯 ШЕСТОЙ УРОВЕНЬ

До недавнего времени НАТО выделяло пять операционных областей:

🔸воздух,
🔸суша,
🔸море,
🔸космос
🔸киберпространство.

Развитие стратегий когнитивной войны НАТО предполагает шестой уровень: «человеческую сферу».

⚔️ СДЕЛАТЬ ОРУЖИЕМ КАЖДОГО

В докладе для военного альянса говорится:

«Хотя действия, предпринимаемые в пяти областях, выполняются для того, чтобы оказать влияние на человеческую сферу, цель когнитивной войны состоит в том, чтобы сделать оружием каждого»; «будущие конфликты, скорее всего, будут происходить между людьми в первую очередь в цифровом формате, а затем физически в непосредственной близости от центров политической и экономической власти».

При этом когнитивная война предназначена на только для оборонительных целей, военный альянс разрабатывает наступательную тактику:

«Человек очень часто является главной уязвимостью, и это следует признать чтобы защитить человеческий капитал НАТО, но также и для того, чтобы воспользоваться уязвимостью наших противников»; «цель Cognitive Warfare — нанести вред обществу, а не только военным».

🧩 ПРОТИВ ВНУТРЕННЕГО НАСЕЛЕНИЯ

Исследование показывает, что альянс все чаще рассматривает как угрозу население собственных стран, опасаясь, что гражданские лица могут быть потенциальными китайскими или российскими спящими ячейками, подлыми «пятыми колоннами», которые бросают вызов стабильности «западных либеральных демократий».

Газета Ottawa Times сообщила в сентябре этого года, что Командование совместных операций канадских вооруженных сил воспользовалось пандемией Covid-19 для ведения информационной войны против собственного населения, опробовав пропагандистскую тактику на канадском гражданском населении. Подробно можно почитать по ссылке.

Каждый год осенью и весной НАТО проводит конференцию «Инновационный вызов». Тема последнего такого мероприятия звучала как «Невидимая угроза: инструменты противодействия когнитивной войне».

«Когнитивная война стремится изменить не только то, что люди думают, но и то, как они действуют, — написало канадское правительство в своем официальном заявлении по проблеме. — Атаки на когнитивную сферу включают интеграцию кибердезинформации / дезинформации, психологических и социальных возможностей».

ЦЕЛИ КОГНИТИВНОЙ ВОЙНЫ
(по пресс-релизу канадского правительства):

❌ посеять диссонанс;
❌ разжечь противоречивые нарративы,
❌ поляризовать мнения;
❌ радикализовать группы.

«Когнитивная война может побудить людей действовать таким образом, чтобы разрушить или раздробить сплоченное в остальном общество».

Информационная группа под названием Канадская ассоциация НАТО мобилизовалась для поддержки этого инновационного вызова, тесно сотрудничая с военными подрядчиками, чтобы привлечь частный сектор к инвестированию в дальнейшие исследования от имени НАТО и в свою собственную прибыль.

Хотя Канадская ассоциация НАТО (NAOC) технически является независимой неправительственной организацией, ее миссия заключается в продвижении НАТО.

«NAOC имеет прочные связи с правительством Канады, включая Министерство иностранных дел и международной торговли Канады и Министерство национальной обороны Канады».

В рамках усилий по продвижению канадской инициативы НАТО в области инноваций 5 октября NAOC провела панельную дискуссию по когнитивной войне.

В мероприятии участвовал Франсуа дю Клюзель, который написал окончательное исследование когнитивной войны 2020 года, спонсируемое НАТО, вместе с поддерживаемыми НАТО канадскими военными.

Группу курировал Роберт Бейнс, президент Канадской ассоциации НАТО. Его модерировал Гаррик Нгаи, руководитель отдела маркетинга оружейной промышленности, советник Министерства национальной обороны Канады, вице-президент и директор NAOC. Бейнс открыл мероприятие, отметив, что участники обсудят «когнитивную войну и новую область конкуренции, в которой государственные и негосударственные субъекты стремятся влиять на то, что люди думают и как они действуют».

Президент NAOC также с радостью отметил прибыльные «возможности для канадских компаний», которые обещала эта программа НАТО Innovation Challenge

Франсуа дю Клюзель — бывший французский офицер, который в 2013 году помог создать Центр инноваций НАТО (iHub), которым он с тех пор руководит с базы в Норфолке, штат Вирджиния (🇺🇸).

📎 И хотя на сайте iHub говорится, что «мнения, выраженные на этой платформе, не составляют точку зрения НАТО или какой-либо другой организации», организация спонсируется Союзным командованием по трансформации (ACT), которое является одним из двух стратегических командований во главе структуры военного управления НАТО.

⇢ следовательно ⇢

Центр инноваций НАТО действует как своего рода внутренний исследовательский или аналитический центр НАТО. Его исследования не обязательно являются официальной политикой НАТО, но они напрямую поддерживаются и контролируются военным альянсом.

📈 В 2020 году Верховный главнокомандующий ОВС НАТО по трансформации (SACT) поручил дю Клюзелю, как руководителю iHub, провести шестимесячное исследование когнитивной войны. Дю Клюзель подвел итоги своего исследования на панели в октябре этого года. Он начал свое выступление, отметив, что когнитивная война «сейчас является одной из самых горячих тем для НАТО» и «в последние годы стала устойчивым термином в военной терминологии». Стратегия когнитивной войны в настоящее время разрабатывается Союзным командованием по трансформации в Норфолке, США.

Итак, что дю Кюзель имеет в виду под конгитивной войной
(цитаты из его выступления на панельной конференции):

🔸«Когнитивная война — это новая концепция, которая начинается в информационной сфере, это своего рода гибридная война».

🔸«Все начинается с гиперподключения (hyper-connectivity). У каждого есть сотовый телефон. Все начинается с информации, потому что информация, если можно так сказать, является топливом когнитивной войны. Но она выходит далеко за рамки исключительно информации».

Когнитивная война пересекается с корпорациями больших технологий и массовым наблюдением, потому что «все дело в использовании больших данных»:

🔸«Мы производим данные везде, куда бы мы ни пошли. Каждую минуту, каждую секунду мы выходим в онлайн. И очень легко использовать эти данные, чтобы лучше узнать вас и использовать эти знания для изменения вашего образа мыслей». Естественно, исследователь НАТО утверждал, что иностранные «противники» — это предполагаемые агрессоры, использующие когнитивную войну. Но в то же время он дал понять, что западный военный альянс разрабатывает собственную тактику.

🔸Дю Клюзель определил когнитивную войну как «искусство использования технологий для изменения познания человеческих целей». Он отметил, что эти технологии включают области NBIC — нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии и когнитивные науки. В совокупности «получается своего рода очень опасный коктейль, который может еще больше манипулировать мозгом».

И ЕЩЕ НЕМНОГО ЦИТАТ Дю КЛЮЗЕЛЯ:

🔸«Когнитивная война — это не только борьба против того, что мы думаем, это, скорее, борьба против того, как мы думаем, если мы можем изменить образ мышления людей. Он намного мощнее и выходит далеко за рамки информации [войны] и психологической помощи».

🔸«Крайне важно понимать, что это игра, направленная на наше познание, на то, как наш мозг обрабатывает информацию и превращает ее в знания, а не только на игру информации или психологических аспектов нашего мозга. Это не только действие против того, что мы думаем, но и действие против того, как мы думаем, как мы обрабатываем информацию и превращаем ее в знания».

🔸«Другими словами, когнитивная война — это не просто другое слово, другое название информационной войны. Это война с нашим индивидуальным процессором, нашим мозгом».

ОБЪЕКТ КОГНИТИВНОЙ ВОЙНЫ:

🔸«Когнитивная война имеет универсальный охват, начиная с отдельных лиц и кончая государствами и многонациональными организациями. Ее поле деятельности глобально и направлено на захват контроля над людьми, как гражданскими, так и военными».

Частный сектор финансово заинтересован в продвижении исследований когнитивной войны:

💰 «Огромные мировые инвестиции в нейробиологию предполагают, что когнитивная область, вероятно, станет одним из полей битвы будущего».

Развитие когнитивной войны полностью трансформирует военный конфликт в том виде, в каком мы его знаем, сказал дю Клюзель, добавив «третье важное боевое измерение к современному полю боя: к физическому и информационному измерениям теперь добавлено когнитивное».

⚔️ Это «создает новое пространство конкуренции за пределами того, что называется пятью областями операций — наземной, морской, воздушной, кибернетической и космической областями. Война на когнитивной арене мобилизует более широкий диапазон боевых пространств, чем это могут сделать только физические и информационные измерения».

Исследователь НАТО подчеркнул, что «это чрезвычайно важно для нас в армии», потому что «есть потенциал, благодаря разработке нового оружия и способов нанести вред мозгу, он может задействовать нейробиологию и технологии во многих различных подходах, чтобы повлиять на экологию человека, потому что вы все знаете, что гражданскую технологию очень легко превратить в военную».

❗️Напоминаем: это не цитаты злодея из книжки Александра Беляева, а реальные слова исследователя НАТО.

Формирование понятийного аппарата и постепенное внедрение когнитивных войн как очередной, шестой сферы боевых действий, вполне логично укладывается в дальнейшее развитие теории военного искусства.

Стоит отметить, что многие принципы не новы — большая часть основана на теории проведения психологических операций, немало тезисов пересекается с концепцией «мятежевойны» теоретика Месснера.

Тут важен инструментарий, который увязывает влияние современных технологий и киберпространства.
Внешнеполитическая стратегия США — так называемая «доктрина Байдена», к примеру, учитывает борьбу за «месторождения дофамина», где борьба за влияние в условном Тик-токе также важна, как и «Северный поток-2».

Ещё до прихода к власти Байдена Энтони Блинкен и Роберт Каган (муж Виктории Нуланд) написали в статье, что главной угрозой для сообщества демократией сегодня является возникновение альтернативной, техноавторитарной модели управления, а победу в холодной войне США принёс «просвещенный эгоизм», который породил сообщество демократий с новыми рынками сбыта нашей продукции, новыми партнерами для решения глобальных проблем и новыми союзниками для сдерживания агрессии.

Источник