Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Почему для Молдовы важны отношения с Германией?

Берлин давно проводит политику вовлечения Молдовы в орбиту своего влияния, которая время от времени приносит конкретные плоды, например в виде победы на президентских выборах проевропейского кандидата. Успех партии «PAS» на голосовании 11 июля с последующим приходом к власти в качестве ключевого (или единственного) элемента правящей коалиции только закрепит вектор на стратегическое сближение Молдовы и Германии.

В прошлом месяце Майя Санду совершила свой первый официальный визит в Германию в статусе избранного президента. Эта поездка имела очень важное значение для нынешнего главы государства с точки зрения определения дальнейшей политики Берлина, да и Европейского Союза в отношении Молдовы на среднесрочный период.

Нынешняя президентская администрация не скрывает своих крепких связей с немецкими партнерами, которые выражаются не только в тёплом приёме Санду в Берлине, но и в тесном взаимодействии с ведущими германскими структурами, осуществляющими экспертно-аналитическое сопровождение деятельности президентуры. Эта работа, как стало недавно известно, выстроена на базе соответствующего меморандума о сотрудничестве с Фондом Конрада Аденауэра, с немецкой стороны подписанного главой организации по Молдове и Румынии Мартином Зигом.

Постсоветские восточноевропейские государства, включая Молдову, занимают особое место во внешней политике ФРГ. При этом важно отметить, что на протяжении всего независимого существования нашей республики Берлин является одним из наиболее стабильных зарубежных партнёров Кишинёва, реализующим понятную и последовательную политику по сближению Молдовы с общеевропейским пространством. Именно Германия сыграла важную роль в присоединении республики к Пакту стабильности для Юго-Восточной Европы, а также разработке Плана действий Республика Молдова — Европейский Союз, которые легли в основание стратегического курса страны.

Открыто свою политическую позицию в отношении нашей страны Берлин выразил в 2004 году, когда Бундестаг впервые утвердил резолюцию о «Поддержке воссоединения и демократизации Республики Молдова», чего не делали другие европейские столицы. Спустя четыре года немецкий парламент принял еще более сильное заявление «О поддержке европейской интеграции Республики Молдова», которое серьёзным образом повлияло на мобилизацию нового поколения молдавских политиков, пришедших к власти в 2009 году после известных событий.

Берлин в известной степени был одним из «соучредителей» альянсов за европейскую интеграцию и патронировал несколько политических проектов в Молдове, в первую очередь, Либерально-демократическую партию Влада Филата, в ближайшем окружении которого была и действующий президент Майя Санду. Кроме того, тогдашнего главу молдавского правительства Юрия Лянкэ консультировал все тот же немецкий эксперт Мартин Зиг. Вслед за вице-президентом США Джозефом Байденом в Кишинёв в 2012 году с первым официальным визитом прибыла именно Ангела Меркель, что стало важным свидетельством особого внимания и вовлечённости Берлина в дела нашей страны.

В силу разного рода внутриполитических обстоятельств и катаклизмов, произошедших в Молдове в период с 2014 по 2019 годы, основным приложением немецких усилий, стало участие в формировании и продвижении нового проекта, блока ACUM. Он был образован из отдельных политиков, вышедших из-под крыла ЛДПМ, а также группы Андрея Нэстасе, тесно связанного с беглыми бизнесменами Виорелом и Виктором Цопа, которые осели в ФРГ и получили там политическое убежище.

Таким образом, сохраняющаяся высокая инклюзивность Берлина как во внутренние дела Кишинёва, так и в ситуацию вокруг страны, говорит о том, что Германия по-прежнему заинтересована в расширении пространства своих интересов и Европейского Союза на восточноевропейском направлении. Между тем одним из важных элементов проекции такой политики является обеспечение региональной стабильности, что и определяет, так или иначе, не последнюю роль ФРГ в процессе приднестровского урегулирования. Известно, что Берлин и Москва давно пытаются нащупать общие точки соприкосновения в отношении конфликтов на постсоветском периметре и наиболее свежим примером тут может служить т.н. «Большой пакет Додона», который был презентован именно в ходе ежегодной мюнхенской конференции.

Однако наибольший эффект всё-таки произвела немецко-российская мезебергская инициатива в 2010 году, позволившая буквально через год разблокировать переговоры по приднестровской проблеме и возобновить работу в формате «5+2» после длительной паузы с 2006 года. Помимо этого в 2016 году в период германского председательства в ОБСЕ усилиями ФРГ удалось вновь реанимировать диалог между Кишинёвом и Тирасполем, определив в небезызвестном берлинском протоколе рабочую повестку на несколько лет вперёд.

В настоящее время Германия продолжают держать руку «на пульсе приднестровского урегулирования» через кадрового немецкого дипломата во главе Миссии ОБСЕ. Интересно, что Клаус Нойкирх впервые сменил на этом посту представителя США, которые с момента открытия Миссии в Молдове удерживали за собой исключительное право назначать руководителя местного представительства ОБСЕ.

Последние новости, связанные с активной скупкой в Молдове немецкими инвесторами с европейским прикрытием банковских активов и объектов стратегической значимости (из последних ярких примеров — Джурджулештский порт), свидетельствуют о долгосрочных намерениях ведущей экономики Евросоюза в отношении нашей страны в плане политико-экономического присутствия. Здесь также можно вспомнить и недавнее заявление Майи Санду о том, что из ФРГ прибудет помощь молдавской таможне, видимо, с целью перекрыть одну из главных проблем — контрабанду. Поэтому можно ожидать, что Берлин продвинет своего человека и в EUBAM.

Германия уже на протяжении многих лет целенаправленно и довольно успешно культивирует политику вовлечения Молдовы в орбиту своего влияния. Это уже принесло конкретные всходы в виде победы на прошедших в декабре прошлого года выборах не просто прозападного, а даже скорее проевропейского кандидата, ориентированного в первую очередь на Брюссель и Берлин. Это доказывается и уже указанным выше соглашением президентуры с немецким Фондом Конрада Аденауэра, заключенным практически в первые дни правления Майи Санду. Победа пропрезидентской партии «PAS» на голосовании 11 июля с ее последующим приходом к власти в качестве ключевого (или единственного) элемента правящей коалиции только закрепит вектор на стратегическое сближение Молдовы и Германии.

Автор — Сергей ЧЕБАН

Источник