Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Молдова пойдет под контролируемый снос?

Поражение в первом туре президентских выборов потерпели «быстрые» унионисты, но победили «медленные». И какие у них перспективы в случае победы Майи Санду?

После того как были объявлены результаты первого тура голосования на выборах президента Молдовы, у части наблюдателей возникло впечатление, что унионисты потерпели сокрушительное поражение. И, действительно, «калиброванные» сторонники объединения с Румынией, Дорин Киртоакэ и Октавиан Цыку, «истинный унионист» Андрей Нэстасе, а также претендент от ЛДПМ Тудор Делиу, заявлявший, что «большинство членов ЛДПМ-унионисты», набрали от одного до трех процентов голосов.   Но такое понимание ситуации является ошибочным.

«Медленные» и «быстрые» унионисты

В Молдове существует две категории сторонников объединения с Румынией. Первая – это «быстрые», те, кто предлагают начать процесс сразу, немедленно. Их отличает опереточная активность и приверженность к символическим поступкам. Например, они могут отвезти президенту Румынии «бессарабскую землю», устроить парад деклараций мэров об объединении, сформировать совет «унири»,  проводят всякого рода мероприятия на Пруте, акции в парламенте и т.д.

Вторая категория – «медленные» унионисты. Они понимают, что объединение двух стран – это процесс. Слияние нужно готовить, системно работать, чтобы число сторонников идеи постоянно росло. Это стратегия, которая принята официальным Бухарестом и успешно осуществляется. Она подразумевает интеграцию во всех сферах жизни – экономике, СМИ, культуре, образовании, выдачу румынских паспортов «бессарабцам», объединение газопроводов, энергосистем и т.д. Пока Россия закрывала свои рынки для Молдовы, Румыния их открывала. И сегодня Бухарест — главный внешний экономический партнер Кишинева. Подавляющее число экспортно-импортных операций  Молдовы приходится на Румынию.

Сколько сейчас в Молдове сторонников объединения, и за кого они голосовали?

Составной элемент – евроинтеграция Молдовы. В этом случае Кишинев подгоняет свое законодательство под лекала ЕС, а в Румынии эти нормы и регламенты действуют уже давно и по определению. О том, что стратегия медленного объединения является успешной, говорят  данные соцопросов. Если,  примерно, до 2005 года число сторонников унии было 10-15 %, то после известных событий апреля 2009 года, когда протестующие  разгромили символы молдавской государственности  — здания парламента и президентуры, вывесили над ними флаги Румынии и ЕС, и, когда исчез оригинал декларации о независимости, количество унионистов стало быстро расти.

Если несколько лет назад соцопросы показывали, что объединение с Румынией поддерживает 34% молдаван, то недавно появилась другая цифра  — 37%. А молдавский аналитик Анатол Царану, внимательно отслеживающий эти процессы,  считает, что сегодня примерно 40% граждан поддерживают объединение двух стран. Причем, основной фактор  — получение румынского гражданства, что упрощает передвижение по ЕС, облегчает трудоустройство и т.д. «Поэтому румынский паспорт получают не только молдаване, но и русскоязычные граждане», – констатирует Царану.

Но если в Молдове 37-40% сторонников объединения, то кому достались их голоса на выборах? Безусловно, они отошли к Майе Санду. Их не могли получить Игорь Додон, Виолетта Иванова и Ренато Усатый.

Майя Санду как раз относится к категории «медленных» унионистов. Известны ее заявления о том, что на референдуме по этому вопросу, она бы проголосовала «за», ее отношение к румынскому фашисту Антонеску, ее деятельность на посту министра образования и т.д.  Мы также помним, что в качестве премьер-министра свой первый официальный визит 2 июля 2019 года Майя Санду совершила в Бухарест. И лишь потом отправилась в Киев и Берлин. А до Москвы так и не доехала.

Поэтому мы можем смело утверждать, что подавляющее большинство молдавских унионистов в первом туре проголосовало за лидера ПДС. А незначительная часть поддержала остальных политиков-сторонников объединения.

Румынское издание «обработало 400 000 бессарабцев»

Во втором туре, разумеется, Майя Санду очень надеется на унионистский электорат. Он сильно мотивирован и системно обработан  румынскими-молдавскими СМИ, поэтому должен выступить против «кандидата Москвы», Игоря Додона. Безусловно, Румыния, со своей стороны, сделает все, чтобы победителем стала Майя Санду. Когда стали известны результаты первого тура, государственное издание соседней страны Romanian Global News хвасталось, что оно «стало учреждением СМИ Румынии, которое опубликовало большинство статей против «человека Москвы в Кишиневе, Игоря Додона». По данным Romanian Global News «кампания  против Додона была просмотрена более чем 400 000 бессарабцев в рамках президентских выборов в Республике Молдова».  Напомним, что всего за Майю Санду в первом туре проголосовало 487 635 избирателей. И можно не сомневаться, что Румыния использует максимум возможностей, чтобы политик с унионистскими убеждениями стал президентом Молдовы.

Что делал президент-унионист Тимофти?

Несмотря на ограниченность полномочий, президент в Молдове способен быть влиятельной фигурой. Он является верховным главнокомандующим, руководителем высшего совета безопасности, занимается внешней политикой, назначает послов. Можно вспомнить, что глава государства-унионист Николае Тимофти активно продвигал прорумынскую повестку, сотрудничество с НАТО. А стратегию национальной безопасности страны ему помогали готовить иностранные эксперты. В их числе и бывший советник по национальной безопасности президента Румынии Юлиан Кифу. В приказе о награждении Кифу медалью „Meritul Civic”, так и сказано «за помощь в создании стратегии национальной безопасности РМ (https://www.legis.md/cautare/getResults?doc_id=94831&lang=ro).

Принуждение Приднестровья к реинтеграции

Безусловно, от президента многое зависит и в отношениях с Приднестровьем. Каким оно будет, если изберут Майю Санду, можно себе представить. Во время голосования в первом туре ближайший помощник Санду депутат Игорь Гроссу устроил провокацию в Варнице, остановив движение, чтобы не дать   жителям левого берега  с молдавскими паспортами проголосовать, назвал их «сепаратистами». Наблюдатели обратили внимание, что эти действия вместе с акцией комбатантов и представителей платформы «DA» напомнили недобрые события 1992 года. Так относятся к врагам и людям «второго сорта».

Кроме того,  мы знаем, что одни из главных идеологов ПДС – политолог и депутат Оазу Нантой. Нантой в соавторстве с  молдавским аналитиком Виталием Андриевским и др., подготовили в  2017 году план принуждения Тирасполя к реинтеграции. По отношению к Приднестровью предлагалось принять ряд радикальных мер давления, превратив регион в своеобразное гетто. Стратегия «удушения» предполагала и отказ Молдовы от нейтралитета, а также создание «регионального оборонного союза Польши, Украины, Молдовы и Румынии». Жесткие требования предъявлялись и России. Она должна  прекратить поддержку Тирасполя и вывести свои войска и вооружения.

Что можно ожидать?

Все эти моменты дают основание прогнозировать, что в случае победы Майи Санду мы увидим, с одной стороны, дальнейшее сближение с Румынией, США, ЕС, НАТО, а с другой, —  обострение   отношений с Россией и реализацию новых подходов по  Приднестровью при мощной финансовой, информационной и организационной поддержке Запада.

Также не будет преувеличением полагать, что за четыре года президентства Майи Санду, число сторонников объединения с Румынии будет расти. При ежегодном показателе в 1.5-2 процента, что реально, будет сделан солидный рывок, и  мы окажемся в новой действительности. Ее особенностью будет то, что вопрос объединения двух стран можно переводить в практическую плоскость.

Взгляд из России

На все эти моменты уже обратили внимание и в России. Доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян пишет, что «выборы президента Молдавии и их итог для России в краткосрочном плане куда важнее, чем исход битвы за Белый дом», и они  могут закончиться еще одной «горячей точкой». Возможен переход к силовому варианту решения приднестровской проблемы, так как «сойдутся интересы молдавских националистов и западных глобалистов по «возвращению приднестровских сепаратистов в состав Молдавского государства».

Другой известный российский эксперт Сергей Марков говорит, что в случае победы Майи Санду «отношения Москвы и Кишинева будут меняться в худшую сторону». И поскольку Майя Санду является прорумынским политиком, то в «самом худшем и крайнем варианте не исключен процесс объединения Румынии и Молдавии – по сути дела, аншлюс. Это может привести к огромному перенапряжению, внутренним конфликтам, битвам и даже гражданской войне, которая развернется в непосредственной близости от Российской Федерации».

Подготовка к контролируемому сносу

Можно  с российскими экспертами не соглашаться, но объективные данные, выраженные в голосовании во время первого тура президентских выборов и логика событий, указывают, что в случае избрания, президентство Майи Санду станет особенным.  Оно будет напоминать подготовительный этап работ по «контролируемому сносу» молдавской государственности.   

Говорят ли о подобной перспективе в своих предвыборных выступлениях лидер ПДС и ее представители?

Нет, конечно. Они же не самоубийцы.

Автор — СЕРГЕЙ ТКАЧ