Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Молдова и Украина пробираются в Европу сквозь руины заводов и фабрик

Деиндустриализация стала закономерным следствием «европейского курса» двух стран, порвавших экономические связи с Россией.

В Кишиневе готовятся праздновать 30-летие независимости. В пятницу, 27 августа на центральной площади пройдет военный парад, за которым будут наблюдать, вместе с президентом Молдовы Майей Санду и президенты Украины, Польши и Румынии — Владимир Зеленский, Анджей Дуда и Клаус Йоханнис.
Накануне праздника правительство одобрило проект нового Кодекса железнодорожного транспорта. Госпредприятие «Железная дорога Молдовы», которая находится на грани банкротства, готовятся разделить на несколько небольших предприятий. Те из них, что способны приносить прибыль, продадут частным владельцам. Убыточные — оставят государству. То же самое ранее было проделано и с энергосистемой, которую разделили по шаблонной схеме, рекомендованной Всемирным банком и МВФ.

Железная дорога оставалась одним из немногих символов когда-то преуспевающей аграрно-индустриальной республики, которой была Молдова. В Молдавской ССР планомерно развивалась промышленность. В городах республики производили тракторы и электродвигатели, холодильники, телевизоры и стиральные машины. Приборостроение в Кишиневе работало на «оборонку», спецпредприятия пищевой промышленности трудились на космическую отрасль. На высокотехнологичных производствах трудились десятки тысяч высококвалифицированных рабочих.

Все это было разрушено еще в 90-х, а к 2021 году от когда-то сильной молдавской промышленности не осталось и следа. Уничтожен даже агропромышленный комплекс — деградацию сельского хозяйства Молдовы не способны спасти редкие инвесторы, пытающиеся основать бизнес в депрессивной экономике.

Похожие процессы переживает и соседняя Украина, где деиндустриализация продолжает наращивать темпы. Советская еще технологическая и кадровая база растрачена, собственная — не создана. Евроинтеграционные лозунги и громкие заявления о «необратимости пути Украины в Европу» скрывают ставший уже очевидным факт — европейским концернам не нужны потенциальные конкуренты на Востоке в высокотехнологичных отраслях.

Украина за годы независимости (а после подписания соглашения об ассоциации с ЕС этот процесс ускорился) превратилась в деиндустриализированную периферийную страну, которая не в состоянии поддерживать сложные наукоемкие производства. Печальная судьба «Южмаша», уничтоженное судостроение в Николаеве и Херсоне — лишь некоторые из самых заметных эпизодов краха украинской промышленности. По итогам 2020 падение в промышленном производстве на Украине составило более 5 процентов, сокращение объемов производства падает с 2018 года, и не появляется никаких новых факторов, говорящих о том, что это падение можно остановить.

Однако молдавская экономика выглядит одной сплошной катастрофой даже на фоне пикирующей украинской экономики. Причины депрессии те же, что и на Украине — политически обусловленный разрыв сложившихся экономических связей, слепое следование рецептам МВФ, Всемирного банка и других «внешних спонсоров» разрушительных реформ. Как и на Украине, подписание соглашения об ассоциации с ЕС лишило Молдову немногих оставшихся производственных связей с промышленными предприятиями России и СНГ.

Экономические обозреватели отмечают, что лучшей иллюстрацией экономической катастрофы, которую переживает Молдова, является структура ВВП страны. О Молдове принято говорить как о сельскохозяйственной стране — после того, как упоминать о молдавской промышленности уже не было никакого смысла. Однако в структуре ВВП вклад сельскохозяйственного сектора — лишь около 9%.

При этом в сельском хозяйстве заняты (или якобы заняты) четверть всего населения страны. А доля населения, проживающего в сельской местности, составляет более 65%. Чем зарабатывают на жизнь все эти люди — не сможет сказать ни один выпускник Гарварда.

Зато точную информацию можно получить у работников Пограничной полиции и Таможенной службы Молдовы, которые регистрируют потоки убывающих из Молдовы на заработки граждан. Роль переводов денег гастарбайтерами из-за рубежа в современной Молдове достигла такого масштаба, что президент страны Майя Санду даже назвала их «важной частью экономики страны». Санду произнесла эту фразу на Конгрессе диаспоры, желая сделать приятное уехавшим за рубеж молдавским гражданам, составляющим ее ядерный электорат. Возможно, президент Молдовы даже не поняла, каким страшным диагнозом молдавской экономике является ее фраза.

Точно так же, все более «важной частью экономики» Украины становятся заробитчане, покидающие страну в поисках лучшей доли. У себя на родине они не видят ни будущего, ни перспектив. И это отношение удивительно контрастирует с бодрыми речами Майи Санду и Владимира Зеленского, прогнозирующих Молдове и Украине блестящее европейское будущее.

Автор — Игорь Демиров

Источник