Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Молдова и третий энергопакет ЕС: история бесконечных отсрочек

Третий энергетический пакет ЕС стал инструментом торговли между Кишинёвом и Кремлём, а также сложной проблемой для обоих.

1 мая вышел очередной крайний срок исполнения обязательств Молдовы перед Энергетическим сообществом по внедрению газовых и энергетических директив Европейского союза. Никаких подвижек в деле разделения активов не произошло. Вся работа, если она и ведётся НАРЭ, Молдовагазом и PremierEnergy, фактически не освещается в СМИ.

Первоначально Молдова планировала обеспечить соответствие ситуации на внутреннем рынке газа и электроэнергии директивам ЕС от 2009 года к лету 2016-го. Однако ещё бывший премьер-министр Владимир Филат к 2012 году осознал бесперспективность подобной затеи и попросил у Энергетического сообщества ЕС отсрочку длиною в 3,5 года. Последующие пролонгации оказались куда более короткими, но никак не приблизили Кишинёв к реализации обязательств перед регулятором ЕС.

По газовой составляющей не хватило отсрочек ни до 1 февраля, ни до 1 апреля, ни до 1 мая.

Между тем определённые шаги Молдове удалось осуществить относительно быстро и эффективно. В силу сложившихся исторически обстоятельств лучшее продвижение получилось организовать в сфере торговли электроэнергией. Основное предприятие по производству электроэнергии — находящаяся на левом берегу Днестра Молдавская гидроэлектростанция, принадлежащая российской «Интер РАО» и уплачивающая налоги в бюджет непризнанного Приднестровья, никак не связана с молдавскими Energocom и PremierEnergy. По крайней мере, формально. Так обеспечивается независимость поставщиков электроэнергии от её потребителей.

Наряду с этим Молдова ежегодно проводит тендер на поставку электроэнергии в республику, предполагающий наличие не менее трёх конкурентных предложений. В 2017-2018 году 25% потребляемой Молдовой электроэнергии поставлял украинский холдинг «ДТЭК Энерго». Наличие формальной конкуренции заставляет МГРЭС предоставлять разумную цену на закупаемое Молдовой электричество. В апреле текущего года энергоконтракт снова заключён между Молдавской ГРЭС и Energocom на почти 100% потребности страны, но формальное требование о наличии конкурентных предложений соблюдено.

1 мая президент Майя Санду провела рабочую встречу по вопросу объединения энергетических систем Молдовы и Румынии. Основная задача на данном этапе — строительство и введение в эксплуатацию электростанции в Вулканештах и линии электропередач между этим населённым пунктом и Кишинёвом — должна была быть решена к 2019 году, однако проект затягивается. Во многом это связано с отсутствием инфраструктурной и финансовой мотивации, поскольку предложение МГРЭС при прочих равных всегда будет наиболее конкурентным ввиду сниженной стоимости сырья (российского газа) для самой станции. Тем более, что на определённых этапах МГРЭС продавала генерируемое электричество в Румынию, а не наоборот. Но с политической точки зрения этот проект крайне важен для Майи Санду, поскольку будет иметь серьёзное символическое значение и позволит в перспективе улучшить коммерческие позиции в торговле с Тирасполем и «Интер РАО» по цене закупаемого электричества.

Помимо некоторых успехов в сфере торговле электроэнергией Молдова успешно создала регулятор рынка — Национальное агентство по регулированию энергетики (НАРЭ), ставшее членом ACER — созданного в марте 2011 года Агентства ЕС по сотрудничеству энергетических регуляторов (Любляна, Словения). Агентству обеспечена настолько высокая степень политической независимости, что к нему регулярно возникают претензии у президентуры и правительства. Например, недавно парламентская комиссия обнаружила признаки картельного сговора в части целой серии повышений стоимости топлива, однако НАРЭ, в котором по-прежнему трудоустроены многие лица, связанные с Владимиром Плахотнюком, никаких нарушений не зафиксировало. Не санкционирует НАРЭ и АО «Молдовагаз», многократно пропустивший сроки решения вопроса об обеспечении независимости оператора передающих сетей — «Молдоватрансгаз».

В мае 2016 года Молдова приняла пакет ключевых законов, относящихся к реализации положений третьего энергопакета ЕС, включая законы «Об энергетике» и «О природном газе». Однако многие требования последнего не исполнены до сих пор.

На сегодняшний день АО «Молдовагаз» за счёт акций, переданных Приднестровьем в оперативное управление ПАО «Газпром», более чем на 60% контролируется российским газовым монополистом. Сама компания отвечает как за закупку газа для нужд Молдовы, так и за его транзит в направлении балканских стран. Несмотря на то, что ПАО «Газпром» практически полностью минимизировал транзитные риски за счёт строительства и заполнения «Турецкого потока» (в 2020 году через Молдову было прокачено всего около 1 млрд. кубометров российского газа — в десятки раз меньше, чем за несколько лет до этого), отказываться от доминирующего положения на молдавском рынке просто так российская компания не спешит. Очевидно, что третий энергетический пакет с самого начала не учитывал привилегированные интересы ПАО «Газпром» не только в ЕС, но и в третьих странах. И там, где российский газовый монополист имеет рычаги воздействия на ситуацию, он продолжает бороться за свою прибыль.

В краткосрочной перспективе позиции ПАО «Газпром» как основного поставщика газа на молдавский рынок непоколебимы. До момента объединения газовых систем Молдовы и Румынии через газопровод «Унгены-Яссы» иных маршрутов поставки и вовсе не будет. Но даже после многократно отложенного запуска газопровода ситуация радикально не поменяется, поскольку на первом этапе в нём может оказаться только российский реверсный газ из «Турецкого потока». Румыния не скоро начнёт добывать собственный газ на Черноморском шельфе в объёмах, которые бы смогли обеспечить его экспорт. Также портовых мощностей Румынии недостаточно для приёма и транспортировки в Молдову сжиженного природного газа.

Вместе с тем ПАО «Газпром» не спешит делиться прибылью с продажи газа конечным потребителям в Молдове и отдавать бесплатно в чужую собственность транзитную трубу, которой пользовался десятилетиями. Поэтому процесс отделения АО «Молдовагаз» от «Молдоватрансгаз» затягивается. Ситуация дополнительно осложняется вопросом с газовым долгом Приднестровья и статусом имущества газотранспортной системы, находящимся на левом берегу Днестра. Администрация Приднестровья не планирует отдавать свою трубу в собственность новой молдавской компании, которая никак не будет связана с ПАО «Газпром», долгие годы поддерживавшим бюджет региона. Вопрос долга и вовсе не имеет реалистичного окончательного решения до момента политического урегулирования приднестровской проблемы. Для Кишинёва 7 млрд. долларов США — сумма неподъёмная на любой срок, однако закрепление долга за Приднестровьем может означать фактическое признание независимости региона.

В результате третий энергетический пакет ЕС стал инструментом торговли между Кишинёвом и Кремлём, а также сложной проблемой для обоих. Как долго Энергетическое сообщество ЕС будет наблюдать за этим процессом без применения санкций, прогнозировать сложно.

Автор — Антон ШВЕЦ

Источник