Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Майя Санду повышает конфликтность в отношениях с Россией

Президент решила продемонстрировать евроатлантическую солидарность Молдовы и уколоть Москву – сомнительный ход в разгар истерии вокруг возможного вторжения России в Украину.

Ситуация вокруг Украины продолжает накаляться. Неделя началась сообщением о частичной эвакуации из Киева сотрудников американского посольства и членов их семей на фоне ожидания нападения России – для многих наблюдателей практически верный знак грядущей войны. А приготовления к ней ведутся: многие западные страны спешат вооружить Украину, к примеру, США, чья очередная, уже вторая, партия летального оружия в 80 тонн поступила 23 января. НАТО приводит силы в готовность и направляет дополнительные корабли и военные самолеты в места дислокации в Восточной Европе.

«Перчинки» в конце предыдущей недели добавил и Лондон – там считают, что Россия попытается организовать в Киеве оккупационную администрацию. Кроме того, Великобритания синхронизирует меры по накачиванию ситуации с Турцией, активно поставляющей в Украину вооружение, включая беспилотные летательные аппараты, хорошо зарекомендовавшие себя в позапрошлом году в Нагорном Карабахе.

Любые попытки занять прагматичную позицию и успокоить стремительно ухудшающиеся отношения между Россией и Западом воспринимаются в Киеве и в «общем евроатлантическом строю» как предательство. К примеру, отказ ФРГ вооружать Украину и обеспечивать для неё военный транзит или же стремление Берлина всё же запустить экономически целесообразный «Северный поток – 2». В ответ на типично пацифистский подход Германии министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба и мэр Киева Виталий Кличко сетуют на отсутствие друзей и предупреждают, что украинцы запомнят происходящее на десятки лет. Искренняя и вполне адекватная оценка военно-политической обстановки вокруг Украины от высокопоставленного офицера военно-морских сил ФРГ в ходе визита в Индию и вовсе заканчивается отставкой и принесением извинений.

Украина как будто бы сама не заинтересована в разрядке, хотя конфликт, если он случится, самым пагубным образом скажется именно на её интересах и безопасности. «Скорая война», даже не начавшись, уже сильно бьёт по финансово-экономическому состоянию страны, из который в панике выводят средства иностранные инвесторы. Видимо, в офисе президента Владимира Зеленского начинают это понимать, но успокаивающие заявления кажутся слишком поздними, тем более без существенной трансформации всей риторики и политики в отношении восточных областей в целом.

Специфика современных конфликтов гибридного типа отличается тем, что с определённого этапа они развиваются по собственной логике, становясь частично неуправляемыми для властей противоборствующих сторон. С учётом активного посредничества, широкого круга вовлечённых внешних игроков, включая разведывательные сообщества, милитаризации сознания части населения и элит триггером может выступить незначительный эпизод, возникновение которого практически невозможно предусмотреть. Ситуация дополнительно осложняется отсутствием рабочих инструментов координации между Россией и Украиной, поскольку «минский процесс» практически уничтожен, а альтернатива ему отсутствует.

Хорошо бы, чтобы это понимание было и руководства нашей республики. Пусть в Молдове, на первый взгляд, ситуация представляется более стабильной и спокойной просто в силу периферийности и меньшей значимости нашей территории. Важным моментом является «упорядоченное» состояние конфликта, в рамках которого работают объединённая контрольная комиссия и приданное ей объединённое военное командование – здесь военные, полицейские, разведывательные и дипломатические представители России, Молдовы и Приднестровья при участии Украины и ОБСЕ взаимодействуют на регулярной основе. Встречи происходят еженедельно, поэтому скрыть военные приготовления становится трудной задачей.

Тем не менее, на нашем театре ситуация также оставляет желать много лучшего. Судя по сообщениям СМИ, на заседаниях ОКК ещё с прошлого года не удаётся согласовать повестку, что заставляет комиссию собираться без принятия каких-либо решений. Постоянно приходит информация о фиксации военной техники в Зоне безопасности. На прошлой неделе такие обвинения в адрес Молдовы пришли с левого берега: были размещены фото- и видеоматериалы, показывающие перемещение молдавской артиллерии в ЗБ. В свою очередь, у нас обсуждается передислокация и военные учения российского контингента.

По всей видимости, активизация ОГРВ связана с принятием обновлённого плана сотрудничества между Молдовой и НАТО на 2022-2023 годы, в котором требования вывода российских войск, утилизации вооружений в Колбасне и трансформации миротворческой миссии сформулированы максимально конкретно. Молдова открыто наращивает сотрудничество с Североатлантическим альянсом, фиксируя его на доктринальном уровне. Похоже, Кишинёв полагается на Вашингтон и Бухарест и готов к росту конфликтности в отношениях с Россией, будучи уверенным в том, что собственных и натовских возможностей достаточно для противостояния с войсками, дислоцированными в Приднестровье, а фактор Украины делает невозможным дополнительное их усиление и эффективное снабжение.

По крайней мере, риторика Майи Санду не оставляет в этом сомнений. На днях она вновь заявила, что, несмотря на нейтральный статус республики, будут продолжатся и развиваться программы сотрудничества с НАТО, Румынией, США и ЕС по модернизации оборонного сектора, и это «суверенное право народа решать, как обеспечить свою безопасность». Также она подтвердила желание Кишинёва как можно скорее увидеть вывод российских войск из Приднестровья и ликвидацию складов боеприпасов в Колбасне.

Более того, президент обвинила Россию в вооружённом нападении на Молдову в период горячей фазы приднестровского конфликта, указав, что таком образом Москва пыталась воспротивиться независимости республики. Высказывание довольно спорное, но хорошо воспринимаемое аудиторией на западе, в частности, в Бухаресте (интервью давалось румынским СМИ).

Ранее наши политики традиционно использовали ситуацию в Украине как негативный пример и утверждали, что главное, чего удалось добиться в приднестровском урегулировании, это прекращение вооружённого противостояния. Но Майя Санду смотрит на эту ситуацию иначе, для неё демонстрация евроатлантической солидарности есть самоцель, ради которой она готова ссориться с Москвой.

Более того, чем очевиднее будут просчёты нынешних властей во внутренней политике и управлении экономикой, тем навязчивее станут их попытки конфликтовать с Россией, прежде всего на территории Приднестровья. Такой путь Молдова уже проходила в период нахождения у власти Владимира Плахотнюка. Чего не понимают в президентуре, так это того простого факта, что сейчас ставки намного выше, чем в 2017-2018 годах, и импорт кризиса из Украины – это самое недальновидное решение из возможных, поскольку это лишь спровоцирует милитаризацию и консервацию приднестровского конфликта и, следовательно, российского военного присутствия. В конце концов, несмотря на отсутствие коридора, военные ресурсы России в Приднестровье не ограничиваются нынешними несколькими тысячами миротворцев и военных: в левобережье по-прежнему живёт около 200 тысяч российских граждан, а по поводу содержимого складов в Колбасне остаётся лишь догадываться.

Автор — Антон ШВЕЦ

Источник

1