Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Люди — не дураки: ответственность за высокий тариф на газ несет только глава государства

Майя Санду пытается ввести в заблуждение граждан и переложить вину  за сильно возросший тариф на других: рынок, «Газпром», предшественников, но не хочет признавать свои ошибки.

Президент  достаточно долго держала паузу и не комментировала введение высокой цены на голубое топливо. Видимо, она искала аргументы для того, чтобы  выйти из крайне неприятной ситуации с высоко поднятой головой.  Ей нужно удержать  падающий рейтинг,  и поэтому президент  решила предстать в роли жертвы непреодолимых обстоятельств.

Но жертва ли она?

В СМИ Санду сказала следующее: «Эти переговоры были бы совершенно другими, если бы не это досадное повышение цен на газ. Когда цена составляет 1200 долларов, и когда вы находитесь в стране, где вообще не было разработано никаких альтернатив, вы действительно не можете ничего изменить. Когда происходят такие колебания, страна должна переключиться на альтернативные источники, но мы не смогли этого сделать. Тариф беспокоит граждан, и я их понимаю…».

Также президент сообщила, что  правительство было застигнуто врасплох в октябре, когда было объявлено, что контракт с «Газпромом» не будет подписан.

Давайте немного проанализируем сказанное.

Первое  — цена. 1200 долларов? Для Молдовы? Неужели? Известно, что независимо от колебаний на рынке, тарифы на газ для Белоруссии остались прошлогодними ( около 150 долларов за тысячу куб. метров). Поставщик тот же, «Газпром».

Далее.  Венгрия и другие страны, заключившие долгосрочные контракты с российским газовым гигантом, получили не рыночную, а договорную и вполне приемлемую по нынешним временам цену. Более низкую, чем Молдова.

Третье. Всем известно, что  цена  голубого топлива на рынках меняется. Зимою газ стоит дороже,  чем летом. И спекулянты-трейдеры, покупают дешевый «летний» газ, закачивают его в хранилища, а затем продают тем, кто не готовит сани зимой, вроде правительства  Натальи Гаврилицы. Идеи о том, что Молдова может покупать газ в удобное время и держать его в  хранилищах  той же Украины или Румынии, у нас обсуждается давно. И российская «Независимая газета», указывала в августе с.г., ссылаясь на руководство «Молдовагаз», что на Украине хранится около 100 млн. кубических метров газа нашей страны. Кто же мешал  государству сделать  стратегические запасы по низким «летним» ценам?

Почему руководство Молдовы своевременно не пошло на этот шаг?

Например, в государственной «кубышке», НБМ, накопилось около 4 млрд.  долларов резервов, и они вкладываются в иностранные ценные бумаги. Люди мерзнут, а деньги удерживаются за границей,  укрепляют  чужие экономики.  А если бы небольшая часть этих резервов была бы вложена в закупку газа (по низкой цене) для обеспечения энергетической безопасности государства, то это было бы ошибкой? Нарушением принятых норм, правил и законов? Преступлением? Или дальновидными, обоснованными действиями?

Другой финансовый инструмент. Учитывая хорошие отношения Майи Санду со Всемирным банком, МВФ, ЕС,  почему у международных структур не был запрошен срочный кредит на приобретение запасов газа по низким ценам в нужное время? Почему запрос поступил постфактум? Было не до того?

Майя Санду пришла к власти в конце 2020 года. Она назначила временного главу правительства и фактически с того момента, зная, что  годовой контракт с «Газпромом»  истекает осенью, и страну необходимо обеспечить газом по приемлемым ценам, теме  особо внимание не уделяла. Президент сосредоточилась на получении  всей полноты власти,  пыталась добиться досрочных выборов в парламент любой ценой. Главу государства также занимала идея, как сместить Генерального прокурора.  Вот если бы еще весной 2020 года, когда цены на газ были низкими, она всю свою энергию направила на заключение нового соглашения с «Газпромом», то сегодня у нас были бы иные тарифы. Возможно, прежние.  Но Майя Санду делала антироссийские заявления и принимала участие в антироссийских мероприятиях, которые московские политики называют «шабашом» ( «Крымская платформа» и др.).

Второй тезис президента. «Мы находимся в стране, где  вообще не было разработано никаких альтернатив, вы действительно не можете ничего изменить».  Так что сделать ничего нельзя.

Но разве Игорь Додон, предшественник Майи Санду,  и правительство Иона Кику находились в другой ситуации?  И, тем не менее, они получили хорошую цену на газ.

Далее. Наши лучшие друзья – Украина и Румыния (президенты этих стран приехали на 30-летие независимости РМ по приглашению Санду)  сами занимаются добычей газа. И они являются «альтернативными» источниками  по отношению к «Газпрому». Почему  Киев и Бухарест не продали нам свой газ? Правильно, потому что им самим его не хватает. Все, что они могут предложить – российское голубое топливо с наценкой.

Майя Санду обвиняет  правительства предшественников, что они ничего не сделали для создания «альтернатив». Но давайте посмотрим на Германию. У нее тоже нет своего газа. Что она делает? Прокладывает дополнительные газопроводы из России. Германию абсолютно не смущает, что она приобретает на долгосрочной основе и по приемлемым ценам газ в России. Это беспокоит США. А также Украину, желающую заработать на транзите. И Польшу с ее схемами по сжиженному газу и Baltic Pipe.

Могли ли что-то сделать предшественники Санду? Вряд  ли. Мы помним, как премьер-министр Юрий Лянкэ торжественно запускал с  коллегой из Бухареста «альтернативу» — газопровод из Румынии. И вот сейчас мы убедились, что данный газопровод вовсе не является альтернативой. Однако эксперты и тогда, в 2014 году, предупреждали, что труба трубой, но газ нужно будет покупать все равно у «Газпрома», Румыния сама это делает. Майя Санду тогда была членом правительства. Она  должна была знать и понимать, что на самом деле пока никаких альтернатив российскому газу нет. И в ближайшей перспективе не будет.

Поэтому обвинения предшественников – обычное перекладывание ответственности. Условия, в которых находится Молдова, обязывают тех, кто приходит к власти,  первым делом налаживать хорошие отношения с Москвой, не вступать с ней в конфронтацию, потому что рано или поздно наступит момент истины – нужно будет договариваться по газу. При таком раскладе не может возникнуть  ситуация, когда правительство  застигается  врасплох. Это вероятно, только если правительство и президент являются  плохими стратегами или не заботятся об основе  для выживания народа – энергоносителях. И газовые перипетии  этого года показали, что Молдова, кажется,  имеет именно такое руководство.

Но не только недальновидное, но очень похоже, что  и просто бездарное. И в этом легко убедиться.

Займемся подсчетами.  В момент кризиса, когда жареный петух все-таки клюнул, правительство перечисляет государственной фирме-прокладке «Energocom»  1 млрд. 700 млн. леев, почти 100 миллионов долларов.

В год «правый берег» потребляет около 1 миллиарда кубометров газа. Следовательно,  в холодное время года  ежемесячный  расход ( без учета Приднестровья) составляет  в пределах 130 миллионов кубометров. При цене в 450 долларов за тысячу кубометров вся месячная стоимость газа составляет 58 млн.  долларов. Если иметь в виду, что нынешний тариф (более 4 лей)  покрывает  50% стоимости, то  100  млн. долларов  позволили  бы почти четыре зимних месяца  сохранить прежний тариф. Пусть три. А если компенсировать лишь бытовым потребителям и компаниям, связанным с отоплением в городах, то, вероятно, и на все холодное время. Деньги можно было авансом направить прямо «Газпрому», а не в «Energocom». Аванс дал бы право просить у Москвы дополнительную скидку и создал иную атмосферу на переговорах.

А что было сделано? По спекулятивным ценам, непрозрачно, в том  числе у фирм, замеченных в коррупции, закупается газ с тем, чтобы показать «Газпрому», что Молдова способна приобретать голубое топливо из «альтернативных» источников. До сих пор правительство не раскрыло детали этих безумных сделок на 17 млн. долларов.

Но кроме $  100 млн., переданных «Energocom», есть еще 60 млн. евро  — грант ЕС, специально для помощи населению в связи с ростом тарифов на газ. Это  $ 78 млн. В общей сложности данных денег вполне  хватает, чтобы компенсировать повышение тарифа для бытовых потребителей и компаний-производителей  теплоносителей на весь холодный период.

Таким образом, у правительства была возможность вести переговоры с «Газпромом» по-другому, существовали  деньги (или варианты их привлечения, например, НБМ)  для полной компенсации бытовым потребителям. А вместо этого мы увидели некомпетентность, неподготовленность в  обсуждении соглашения  с  Москвой и неразумное расходование денежных средств.

Как известно,  правительство на днях  предложило схему  частичной   компенсации. Большую часть  новых расходов  понесут граждане. Всего же на эти цели планируется выделить  более  одного миллиарда лей.

Как оценить эти действия властей? Схема компенсации населению, предложенная правительством, в свете всего сказанного выше не может быть оценена иначе как издевательство.

Как утверждает знакомый с сутью вопроса экс-премьер Ион Стурза, кризисный штаб, созданный в связи с переговорами с  „Газпромом” и для поиска альтернативных источников, возглавляла президент Майя Санду. Но глава государства сейчас пытается ввести в заблуждение граждан и переложить вину  за высокий тариф  на  других: рынок, «Газпром», предшественников,  не желает  признавать свои и правительства ошибки.

 В газовом кризисе руководство страны хочет представить себя  жертвой непреодолимых обстоятельств. Но, как было показано выше, это  совсем не так.

И  сочувствие главы государства  («Тариф беспокоит граждан, и я их понимаю…») отдает фальшью и очень напоминает крокодиловы слезы.

Разве нет?  

Фотоколлаж — fondsk.ru

Автор — Сергей ТКАЧ