Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Le Monde: «Большому Брату и не снилось» — современные возможности слежки давно превзошли фантазии Оруэлла

Британский писатель не мог предположить, что тотальное наблюдение станет прерогативой не только государства, но и частных компаний.

Новые ограничения, введённые французским правительством для борьбы с распространением эпидемии коронавируса, вновь заставили французских политиков вспомнить о романе Джорджа Оруэлла «1984», пишет Le Monde. Однако, по мнению газеты, возможности правительств в области слежки за гражданами в современном мире гораздо шире описанных Оруэллом в романе-антиутопии. Кроме того, британский писатель не мог предположить, что тотальное наблюдение станет прерогативой не только государства, но и частных компаний, отмечает издание.

После объявления Эммануэлем Макроном новых мер борьбы с пандемией COVID-19, в том числе установления в нескольких крупных городах и Парижском регионе комендантского часа после 21:00 председатель партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян в своём аккаунте в Twitter прибегнул к популярной цитате: «Вне работы всё будет запрещено… ходить по улицам, развлекаться, петь, танцевать…», ошибочно приписываемой роману Джорджа Оруэлла «1984», пишет Le Monde.

Любопытно было бы узнать, что подумал бы сам Оруэлл о политиках, распространяющих ложные цитаты из его книги спустя более 70 лет после её выхода или об искажении его намерений и суждений в современных демократических обществах, отмечают по этому поводу авторы статьи.

Как напоминает издание, с самого начала пандемии, и тем более после введения карантина в середине марта, во Франции регулярно цитируют Оруэлла, чтобы осудить «санитарную диктатуру» или даже «тоталитарный дрейф» Эммануэля Макрона. В США после избрания Дональда Трампа на пост президента в 2016 году «1984», наряду с другими антиутопиями, стал бестселлером Amazon.

Благодаря его осуждению одновременно и сталинизма, и фашизма, восхваляемого как «провидца» Оруэлла цитируют политики диаметрально противоположных взглядов, однако все сравнения сегодняшней ситуации с романом «по природе своей случайны», уверены журналисты Le Monde. И если мощная агитация против государственной пропаганды «Министерства правды», роль которого состоит в том, чтобы лгать ради защиты «партии», остаётся неоспоримо актуальной, учитывая неослабевающие потоки ложной информации, распространяемые политиками, то «Большой Брат» Оруэлла обладает лишь малой долей полномочий, имеющихся сегодня у тоталитарных режимов, отмечает газета.

Так, «телекраны», распространявшие в книге пропаганду в домах граждан и одновременно осуществлявшие видеослежку за ними, бледнеют по сравнению с инструментами наблюдения, имеющимися у Китая и других стран, благодаря камерам распознавания лиц и постоянному шпионажу с помощью мобильных телефонов. По мнению авторов, эпизод, в котором главному герою книги удаётся временно уйти от слежки в районе «пролов», которые считаются недостаточно значительными, чтобы следить за ними постоянно, способен вызвать у современного читателя улыбку, ведь в большинстве существующих сегодня тоталитарных или авторитарных режимов контроль над беднейшим населением считается одной из приоритетных задач.

Более того, 70 лет назад Оруэлл не смог предсказать, что слежка не станет прерогативой исключительно государств, замечает газета. Как подчёркивает американский исследователь и автор книги «Эра капитализма слежения» Шошана Зубофф вместе с другими активистами в области прав человека, частный сектор экономики уже много лет использует более широкие и навязчивые инструменты мониторинга, чем правительства. Google, Facebook, Amazon и некоторые другие крупные игроки цифровой сферы собирают громадные объёмы данных о гражданах по всему миру. Они дают миллиардам людей инструменты (смартфоны, поисковые системы, социальные сети и т.д.), позволяющие каждому, порой неосознанно, а иногда сознательно раскрывать личную информацию. Иногда граждане сами используют инновации для более эффективной слежки: к примеру, Amazon недавно объявила о начале продаж охранного беспилотника для дома.

Риск заключается не столько в том, что эти компании устанавливают диктатуру, описанную Оруэллом, сколько в том, что собираемые ими данные, в некотором роде, подпитывают другую форму порабощения: капиталистического, политического или социального, которое, возможно, уже существует, хотя мы и не осознаём этого в полной мере, предостерегают авторы статьи. «Люди не будут бунтовать. Они не оторвут глаз от своего экрана на такое длительное время, чтобы понять, что происходит», — приводит газета в заключение распространённую в интернете цитату, также ошибочно приписываемую Джорджу Оруэллу.


Источник