Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Как Майя Санду работает на победу Игоря Додона

Лидер ПДС на выборах президента допустила стратегическую ошибку.

Кому-то это покажется невероятным, но своими действиями Майя Санду способствует избранию президентом Игоря Додона. Парадоксы часто оказываются правдой.

Проблема в том, что экс-премьер не смогла точно определить  приоритеты.

Что  для прозападных политиков в Молдове  главное? Дальнейшее проведение проевропейского курса, не так ли? Но действительно ли президент (скажем, тот же Игорь Додон) может помешать этому процессу? Совсем нет. Мы же помним,  как при Владе Плахотнюке, в недавнем прошлом,  Молдова двигалась на Запад, конфликтовала с Россией, закрывала российские телеканалы, высылала дипломатов. Следовательно, тезис, который продвигают западные политики, агитирующие за Санду, что нынешний выбор является решающим, по сути — ложный. Поэтому идея сделать проевропейского кандидата любой ценой президентом, даже с помощью беспорядков  и майдана, — ошибка. Будет ли курс Молдовы прозападным, решает парламент и правительство. Вот почему соревнование за должность президента не стоило превращать в «войну не на жизнь, а на смерть», в победу любой ценой. Но получилось именно так, что говорит о том, что Майя Санду оказалась неспособной правильно выстраивать приоритеты. Сесть в кресло президента –  для нее оказалось важнее основополагающих целей. Лидеру ПДС захотелось утвердиться в роли проевропейского политика номер один в Молдове, и она как танк пошла к своей личной цели и достижению, отодвигая в сторону стратегические задачи.

Все это  определило логику действий в предвыборной кампании. Вместо того, чтобы разработать единую стратегию для всех правых сил, и действовать сообща, Санду предложила иную тактику. В первом туре каждый будет за себя, побеждает сильнейший. А во втором — все поддерживают того, кто из прозападных представителей  станет лидером предпочтений. Поскольку опросы общественного мнения твердо указывали, что таким политиком окажется именно она, Санду считала, что обеспечивает себе поддержку правого электората во втором туре автоматически.

Но так не будет.

Главное — в результате она раздробила правый фланг. Более того, породила ненужные конфликты. Один из  основных партнеров ПДС Адрей Нэстасе требовал, чтобы Майя Санду сняла свою кандидатуру в его пользу, как поступил сам лидер платформы «DA» в 2016 году. Нелицеприятные заявления в адрес Санду делали и другие правые политики, в том числе и не являющиеся кандидатами в президенты.

Конфликты и соперничество в правом секторе сбили с толку правый электорат, а также вызвали разочарование. Если мы посмотрим на результаты соцопросов, то увидим значительное число неопределившихся. БОМ, проведенный в конце октября Институтом публичных политик, дает нам 27% таковых. Если изучить данные о поддержке правых политиков в том же опросе, то видно, что неопределившиеся сконцентрировались именно в данном сегменте. Те, кто голосуют за  левые партии, более уверенно говорят о своих симпатиях. Это и есть результат  стратегии, которую Майя Санду навязала своим конкурентам и сторонникам на правом фланге.

По-видимому, стремление быть единоличным лидером у Майи Санду созрело после парламентских выборов. Тогда произошло разделение блока ACUM на фракции, и лидер ПДС пока неявно стала позиционировать себя примадонной правой политической сцены Молдовы. Более четко ее амбиции проявились на выборах генпримара Кишинева. Санду   не поддерживала активно Нэстасе, потому что  она боялась роста его влияния на правом фланге. Потом пошли другие конфликты, когда, не посоветовавшись с коллегами, тогда премьер-министр намеренно вызвала отставку кабинета. И,  по словам представителей платформы  «DA», просто, без борьбы, передала власть Игорю Додону, преследуя при этом,  по сути, личные интересы. С тех пор в действиях лидера ПДС стали преобладать обычный политический эгоизм, избыточный перфекционизм, завышенная самооценка. Или, как говорят некоторые наблюдатели,  — «комплекс отличницы».

В результате на президентских выборах правые оказались расколоты, некоторые бывшие партнеры унижены и обескуражены. А ведь победу можно было гарантированно обеспечить, если с самого начала все проевропейские силы пошли бы единым фронтом. Так был бы сформирован «каток», раздавивший Игоря Додона. Но Майя Санду, как уже указывалось, победе проевропейских сил предпочла личный успех. В общении с представителями прозападных и унионистких партий лидер ПДС решила устраивать разного рода разводки ( например, с помощью писем) и оказывать давление с подключением западных политиков, которые стали агитировать именно за Майю Санду, называть ее «правильным кандидатом». На правом фланге понимали, что агитация западных политиков – это не отражение объективных процессов и ситуации, а результат использования  установившихся связей с западными канцеляриями.

Что произошло с письмами? Первое о «фальсификации» выборов, которое поддержали пять кандидатов, оказалось ложным звонком. ЦИК приняла объективные и взвешенные решения об открытии участков за рубежом, и все подписанты оказались в глупом положении. Майя Санду просто их использовала в своих целях.

Затем появилось второе  письмо-обращение ПДС к оппозиционным партиям. И оно уже было отвергнуто всеми политическими игроками, так  как целью новой инициативы было представить остальных статистами, фоном «главного» проевропейского представителя.

Более того, на правом фланге не было поддержано очевидное для всех сотрудничество  Майи Санду с Ренато Усатым. Прозападный электорат воспринимает лидера «Нашей партии» как «темную лошадку» и «креатуру» российских спецслужб.

Все перечисленные выше действия и политика Майи Санду использовать прозападные и унионистские партии в качестве расходного материала вполне могут обойтись лидеру ПДС боком.

Да, как показывают опросы, Майя Санду может добиться выхода во второй тур, но политик деморализовала  и разобщила правый фланг, вместо мобилизации проевропейского электората вызвала у него растерянность. Многие поняли, что желание оказаться в кресле президента стало для Майи Санду идеей фикс, а цели евроинтеграции отброшены на задний план.

Судя по всему, выход Майи Санду во второй тур не гарантирует победы. Это не произошло в 2016 году, когда правые кандидаты снимались с гонки в ее пользу, и прозападный электорат был един. И вряд ли подобное случится сейчас, когда лидер ПДС навязывает себя проевропейским силам и избирателям, разделяя их.

Из-за  чрезмерной гордыни и неумения мыслить стратегически,  нежелания идти на маленькие  уступки ради более важной цели, лидер ПДС допустила стратегическую ошибку. И исправить ее фактически уже невозможно. В случае поражения Майи Санду уровень поддержки лидера ПДС и формирования снизится. Будет ли у избирателей  желание выходить на протесты, устраивать майдан, в случае поражения Майи Санду, если для нее президентское кресло оказалось важнее сотрудничества с единомышленниками во имя стратегической задачи?

Таким образом, своими действиями политик работает на победу Игоря Додона и будет способствовать росту популярности ПСРМ.

То, что подобные шаги Майи Санду являются ошибкой можно было понять еще на примере выборов в одномандатном округе Хынчешть, когда между правыми силами ( и даже внутри ПДС) начались конфликты из авторитарных методов деятельности лидера формирования, ее нежелания считаться с чужим мнением, искать компромиссы. И кто же тогда победил  на выборах в Хынчешть? Кандидат ПСРМ.

Из ситуации  не был извлечен урок, и ошибочная линия реализуется уже в новых условиях во время президентской кампании.

Остается вопрос: что это? Просто результат недомыслия или тайный сговор с пророссийскими силами?

Автор — СЕРГЕЙ ТКАЧ