Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Есть ли выход из нынешнего политического кризиса в Молдове?

В противостоянии президента и парламента наметился тупик, выхода из которого в конституционном поле попросту нет.

Последнее решение Конституционного суда не только не помогло урегулированию нарастающего политического кризиса в стране, но, наоборот, завело всю ситуацию в окончательный и бесповоротный тупик. Что мы имеем? Декрет Майи Санду о повторной номинации Натальи Гаврилица признан неконституционным. Тем не менее, президент не собирается выдвигать в премьеры и кандидата от большинства ПСРМ — «За Молдову» Мариану Дурлештяну. Более того, комментируя сложившийся политический расклад в стране, глава государства фактически поставила ультиматум: или досрочные выборы, или референдум (имея в виду голосование за собственный импичмент).

Майя Санду играет ва-банк, явно превышая имеющиеся у нее полномочия в попытке сломать планы своих противников. При этом в своей борьбе она осталась в одиночестве (кроме PAS досрочных выборов в главном законодательном органе не хочет вообще никто), и широкий альянс против нее, по всей видимости, пока не сложился лишь в силу влияния зарубежных партнеров и внутренних противоречий между парламентскими фракциями.

Действиями политических игроков и заключениями КС страна оказалась в некоем лимбе, и абсолютно непонятно, сколько может продолжаться такое переходное состояние. У Майи Санду на данный момент практически не осталось легальных возможностей сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Поэтому, не поддерживая выдвижение Дурлештяну, она, вероятно, рассчитывает дотянуть до окончания 45-дневного срока, положенного для роспуска парламента. Но засчитает ли его Конституционный суд, который, как теперь стало очевидно, едва ли лоялен главе государства — большой вопрос.

Характерно, что и противостоящие президенту парламентские группировки также оказались в непростом положении. Наказать строптивого молдавского лидера они могут только путем импичмента, однако это все еще очень экзотическая и рискованная опция с крайне туманными перспективами довести дело до конца. Некоторые депутаты-социалисты уже открыто говорят о возможном старте процедуры, но тот же Игорь Додон накануне заявил, что ПСРМ не будет инициировать референдум об импичменте. Впрочем, это может быть уловкой или промежуточным решением — в конце концов, некоторая гибкость экс-президента в политических вопросах хорошо известна. Тем более, что сама Майя Санду продолжает идти на резкое взвинчивание ставок и сожгла все мосты в отношениях с нынешним составом парламента.

С другой стороны, чтобы начать процедуру импичмента, в парламенте необходимо набрать 2/3 (67) голосов депутатов. У текущего большинства в наличии всего 56 мандатов (37 у ПСРМ, 16 у «За Молдову» плюс три независимых депутата Никифорчук, Андронаки и Олейник). Таким образом, нужно еще 11 «сочувствующих» идее законодателей. Взять их можно только у демократов и платформы DA (у которых как раз по 11 депутатов), но вряд ли кто-то из них решится участвовать в совместной акции с группой Илана Шора. К тому же DA уже заявила, что не поддержит импичмент главе государства.

Ввиду обоюдного бессилия не приходится сомневаться в том, что в ближайшем будущем в Конституционный суд последуют новые запросы в попытке склонить чашу весов на свою сторону и принудить ту или сторону к капитуляции.

Между тем на фоне непрекращающихся политических баталий страна потихоньку сползает в состояние финансово-экономического кризиса. Один из ярких маркеров — неоднократное повышение цен на топливо (имеющее признаки картельного сговора), которое долгое время вообще оставалось без внимания политиков и чиновников. Еще более критическая ситуация складывается с «Железной дорогой Молдовы», сотрудникам которой уже несколько месяцев не платят зарплаты, а предприятие оказалось на грани банкротства.

Кстати, до сих пор нет вердикта КС по поводу расширения полномочий временного правительства Аурелия Чокоя. Таким образом, оно остается ограниченно дееспособным, не имея, к примеру, права подписывать международные договоры. А это значит, что, скорее всего, и в этом году Молдова не дождется солидных объемов внешнего финансирования, в том числе новой программы сотрудничества с Международным валютным фондом на более чем полмиллиарда евро. И совершенно непонятно, что ждет уже в недалеком будущем нашу страну, которая уже второй год по большей части отрезана от кредитных средств.

Существует также реальная опасность того, что с нагнетанием политического противостояния некоторые игроки будут заинтересованы в разрастании социально-экономического кризиса в стране, вину за который они будут пытаться перекинуть на своих оппонентов. Это происходит уже сейчас (смотрим на заявления по поводу ЖДМ), и, думается, далее в эту игру продолжат играть с удвоенным интересом.

Приходится констатировать, что в политико-правовом поле на данный момент не существует выхода из сложившегося тупика. Одним из действенных рецептов могла бы стать масштабная конституционная реформа, но это все же решение на долгосрочную перспективу. Ну а что делать сейчас? Теоретически за урегулирование молдавских дел могли бы снова взяться международные партнеры. Чуть менее двух лет назад они уже смогли вытащить Молдову из ситуации двоевластия, способствовав изгнанию Влада Плахотнюка.

Однако проведение «революция послов» версии 2.0 пока ощущается как очень маловероятный вариант. В 2019 году это был уникальный ситуативный альянс против конкретного человека, который совершенно не нравился Москве и Брюсселю, а также потерял поддержку Вашингтона. Сейчас такой фигуры, которая в своем неприятии могла бы сплотить столь антагонистические друг другу внешние силы, нет. Кроме того, за прошедшее время накал геополитического противостояния даже возрос, сужая поле для взаимного сотрудничества.

Второй вариант — уличные протесты. Особенно сильно эту тему разгоняет бельцкий градоначальник Ренато Усатый, стремящийся как можно быстрее организовать досрочные выборы, пока накопленный им багаж в ходе президентской кампании можно конвертировать в представительство в будущем парламенте. Впрочем, тут тоже не все очевидно. Мобилизационный потенциал у самой PAS, как видим по их предыдущим протестным акциям, не велик. Идти на кооперацию с Усатым, обладающим довольно противоречивым реноме, особого желания у президента тоже, видимо, нет (после окончания президентских выборах, как заявляется, между ними не было никаких контактов).

Ни один из вариантов нельзя назвать оптимальным, да и есть основания полагать, что пока стороны хотят воздержаться от излишне радикальных вариантов (вроде импичмента или массовых протестов), ведя своеобразную войну на истощение. Остается лишь надеяться, что нынешнее положение дел не продлится слишком долго и не приведет к непоправимым социально-экономическим последствиям для страны.

Автор — Владимир РОТАРЬ

Источник