Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Если Молдова станет частью Румынии, то сделают это не унионисты

Почему в нашей стране набирают популярность идеи об отказе от государственности и объединении с соседней страной.

Момент, когда бывший мэр Кишинева Дорин Киртоакэ бросился на лидеров ПСРМ и ПКРМ, шествующих в колонне агитационного марша, показателен сразу по нескольким причинам.

В том, что унионисты агрессивны и раньше никто не сомневался. Старички с сединами в народных вышиванках и девочки с триколорами на щеках — это все для антуража. В 2012 году, когда активисты «Noua Dreaptă» прошли маршем по Кишиневу, в первых рядах там шли крепкие молодые люди не с цветами, а с флагами. И флаги эти были надеты на прочные деревянные палки.

Когда путь унионистскому маршу попытались перекрыть их оппоненты, флаги живо превратились в дубины. А молодые люди привычно натянули футболки на головы, закрывая лица. Драку тогда полиция предотвратила, но разъединить противников удалось не сразу и большими усилиями.

В 2021 году с тем же самым пылом (правда, без дубины) на оппонентов накинулся Дорин Киртоакэ, ранее не замеченный в склонности к размахиванию кулаками. То есть, теперь понятно, чему научили бывшего мэра в партии AUR, сторонником которой он стал на парламентских выборах. Лишний раз подтвердилось, что агрессия и унионисты — близнецы-братья, а террор, прежде всего личный, в этой среде считается эффективным инструментом.

Выходки активистов AUR и нападение Киртоакэ еще раз привлекли внимание и к такому парадоксу: популярность идеи присоединения Молдовы к Румынии в стране в последние годы растет. А вот популярность унионистов — остается ниже избирательного порога.

Как «unirea» потеряла популярность, а затем вернулась

В 2011 году международный институт Gallup провел в Молдове соцопрос. Выяснилось, что объединение страны с Румынией «полностью поддерживают» 11% респондентов, а еще 20% — «скорее поддерживают». В сумме получаем 31%.

Следующий замер был проведен только в 2015 году Институтом общественной политики, и затем такое исследование проводилось каждый год.

Результаты получились следующие: если бы был проведен референдум об объединении с Румынией, то «за» высказались бы: в 2015 году —20,6%; в 2016 году — всего 17,3%; в 2017 году — уже 23%; в 2018 году — 24%, а в 2020 году — 33%.

А последний опрос 2021 года, опубликованный в понедельник, показал небывалый уровень симпатий к идее объединения с Румынией — заявлено, что на референдуме за это готов проголосовать 41% респондентов.

Казалось бы, унионистская партия AUR может расслабиться и готовиться к победному шествию в парламент. А вместе с ней и Партия национального единства (PUN) Октавиана Цыку, и сонм унионистских кабинетных партий и организаций поменьше калибром.

Но как бы не так. По данным опросов, рейтинги унионистов колеблются вокруг да около 1%.

Почему жители Молдовы не выбирают унионистов

Двадцать лет назад избирательная поддержка открытых унионистов находилась на стабильном уровне — около 10%. Начиная с 2004 года, когда в ЕС начали принимать государства бывшего соцблока в Восточной Европе, в Молдове стала набирать силу «европейская идея». И она для жителей Молдовы оказалась куда привлекательнее идей унионистов — агрессивных и страдающих русофобией. Радикальные унионистские движения потеряли своего избирателя, а вместе с ним — и представительство в парламенте.

Многие жители Молдовы не против объединения с Румынией по одной-единственной причине. Люди устали, отчаялись и больше не верят заверениям политиков, что в Молдове возможно построить нормальную, благополучную жизнь.

В реалиях, когда вызывать варягов на княжение больше не модно, у потерявших доверие к правителям людей остается только один выход — подтягивать само «княжество» к варягам. Политиканы в Бухаресте начинают казаться меньшим злом по сравнению с политиканами отечественными.

Не за унионистскую идею выступают те, кто ставит галочку в графе «за объединение», а за попытку эвакуироваться из терпящей бедствие страны в благополучный Евросоюз, не мытьем, так катаньем. Пропагандой о пути в ЕС через присоединение к Румынии и объясняется этот парадокс. Цена «телепортации» в Евросоюз названа, и все больше людей в Молдове готовы эту цену заплатить.

Фактически, бурный рост процентов в графе «за объединение с Румынией» — это приговор всему современному политическому классу Молдовы. Не оправдали возложенного на них высокого доверия, и не оправдали многократно.

Да, много раз за эту предвыборную кампанию политики повторяли, что Молдову надо спасать, что больше медлить нельзя, что выборы 11 июля — это последний шанс. Всегда это повторяют, на всех выборах. Но похоже, 11 июля шанс и правда — последний.

Если верить социологическому опросу, в 2021 году «за» объединение с Румынией — 41%, а «против» — 46% респондентов. Это уже почти поровну. И не случилось бы так, что еще через четыре года разочарованные в молдавском государстве люди окажутся в большинстве. Это выглядит уже вполне реальной угрозой.

Автор — Александр Исаев

Источник