Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Проклятие кризисных лидеров

«(…) Похоже, это фатальная неизбежность: по окончании крупных кризисов — войн, экономических кризисов, смены режима, а теперь и глобальной пандемии — власть имущих, глав государств порой отвергают те самые народы, которые они возглавляли во времена невзгод. Это относится как к тем, кто потерпел неудачу, так и к тем, кто выдержал тяжелое испытание; как к тем, кто проиграл, так и к тем, кто победил; как к тем, кто вел себя героически, так и к тем, кто нарушил свой долг. Наполеон был побежден после великолепно организованных оборонительных операций, он вынужден был дважды отречься от престола. Наполеон III был с треском разбит в 1870 году, ему пришлось отправиться в изгнание. Вильгельм II объявил войну в 1914 году. Из-за поражения ему пришлось отречься от престола. В такой же шквал событий в разное время попадали императоры России и Австро-Венгрии», — пишет журналист Liberation Ален Дюамель.

«Горе побежденным. Но горе и победителям, особенно во Франции. (…) Генерал де Голль, служивший олицетворением Франции, в январе 1946 года предпочел отставку топтанию на месте. (…) Жоржа Помпиду, лучшего премьер-министра Пятой Республики, внезапно сменил Морис Кув де Мюрвиль за то, что он в мае 1968 года лучше держал курс, чем стареющий генерал де Голль. Во французских кризисах быть главным человеком в данной ситуации — значит удостоиться неблагодарности», — отмечает автор статьи.

«(…) Так происходит не только во Франции: Черчилль, величайший человек Второй мировой войны, популярный среди всех, тем не менее после победы был сметен на выборах прозрачным майором Эттли, как будто люди после сверхчеловеческих усилий неудержимо стремились вернуться к обнадеживающей банальности повседневности. Далее в Великобритании возродившую ослабевшую экономику своими суровыми мерами Маргарет Тэтчер жестоко отстранили от власти ее собственные друзья-консерваторы. Она была нужна во времена кризиса, теперь она стала всем мешать. В Германии Герхарда Шредера, обладавшего смелостью для проведения непопулярных, но спасительных реформ, покинули его избиратели, которых он вытащил из кризиса. Михаил Горбачев, реформатор, похоронивший мало достойный сожаления Советский Союз и мечты о социал-демократии в своей стране, теперь отторгнут, смешан с грязью и считается абсолютным предателем, — пишет Liberation. — Лех Валенса, герой освобождения Польши, в конце концов, оказался отверженным. Кризисы пожирают своих игроков, как спасителей, так и могильщиков».

«Все это явно не сулит ничего хорошего тем, кто в настоящее время удерживает власть, как во Франции, так и везде. Коронакризис не имеет прецедента в современности. «Испанский грипп», конечно, был гораздо более свирепым и смертоносным, но в то время его рассматривали с изрядной долей фатализма, как одно из ужасных стихийных бедствий, которые обрушиваются на людей, и никто не стремился любой ценой отыскать ответственных и виновных. Он занимал гораздо более скромное место в прессе и публичных дебатах. Сегодня все наоборот. Повсеместно, по крайней мере в демократических странах, коронакризис бушует в средствах массовой информации и доминирует в политических дебатах. И это только начало. Когда пандемия утихнет, будет неистовствовать спровоцированный ею экономический и социальный кризис. Он тоже примет — и уже принимает — нетипичные формы. Принципы, правила и экономические стандарты внезапно продемонстрируют свою неспособность решать проблемы», — говорится в статье.

«(…) Невообразимых некоторое время назад пропорций внезапно достигает социальная солидарность, под фанфары возвращается дирижизм и культ государства. Все ожидают резкого роста безработицы и каскада банкротств. Мы меняем вселенную. Мы знаем, от чего уходим, но не знаем, куда идем. «Чего бы это ни стоило» приобретает гомерические масштабы, а переосмысление открывает путь к неизвестным перспективам. (…). Если кризисная стратегия потерпит неудачу, то настанет час популизма. Если она преуспеет, то это станет огромным сюрпризом, когда победитель окажется еще и бенефициаром», — резюмирует Ален Дюамель.

Источник