Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Языковой вопрос по-прежнему раскалывает молдавское общество

Языковой вопрос пущен «на самотек» политической элитой Молдовы, что грозит республике серьезными последствиями, считает эксперт RTA Семен Албу.

Молдова, продолжающая праздновать годовщину независимости, заодно отметила и день государственного языка. По этому случаю многие молдавские политики не преминули адресовать жителям республики самые лучшие пожелания, говоря про язык как объединяющую силу и основу молдавской идентичности.

«Объединяющий» потенциал на деле был так велик, что почему-то у каждого из высоких государственных и партийных мужей была своя версия, с праздником какого именно языка они вчера поздравляли сограждан. Проще всего в этом плане проевропейской оппозиции — те без обиняков рассуждали про бессарабцев и их родной румынский язык, который «воспрял после 1989 года» (по версии Майи Санду) и которому «нельзя дать умереть на левом берегу Прута» (по мнению Андрея Нэстасе). Не было особых сомнений в этом вопросе и у некоторых международных партнеров: так, глава Делегации Европейского союза Петер Михалко в честь праздника прочел кусочек стихотворения Михая Еминеску, как он сам отметил, именно на румынском языке.

Главные же молдовенисты нашей республики вчера явно пытались лавировать, вообще не упоминая название языка, день которого они отмечали. Только президент Игорь Додон назвал вещи своими именами: есть те, кто считают язык молдавским (таких, по его мнению, большинство), есть те — кто румынским, но «это не должно разделять народ».

Глава республики прав: действительно, до сих пор большинство жителей страны называют свой язык молдавским. Однако ситуация драматически меняется, как и пропорции в социологических исследованиях. Последние показывают: все большее количество людей, особенно в городах и среди молодежи, определяют свой язык как румынский.

Получается, что молдавский язык в самой Молдове оказался на положении бедного родственника, который одним политическим силам и вовсе не нужен, а другим — нужен, но в большинстве своем исключительно в электоральных целях. Ведь все заядлые молдовенисты, добираясь до властных кабинетов и возможности что-то решать и менять, почему-то тут же становятся очень гибкими в этом вопросе, постоянно оглядываясь то на местных правых и унионистов, то на международных партнеров. В первую очередь, разумеется, на Бухарест.

Румыния, кстати со своей стороны продолжает активно подталкивать «младшего бессарабского брата» к отказу от собственной молдавской идентичности, одной из основ которой всегда и являлся язык. Напомню о том, о чем я писал полгода назад: молдавский язык ничуть не младше румынского, имеет древние литературные традиции, памятники на молдавской кириллице относятся еще к раннему Средневековью. Наш язык развивался и в рамках Молдавского княжества, и Бессарабской губернии Российской империи, причем согласно оригинальным традициям, а не с многочисленными примесями и заимствованиями, как у запрутских соседей.

Несмотря на это, молдавские политики не решаются возразить Бухаресту, который беспрепятственно осуществляет румынизацию нашей страны. Ведь именно по указке соседей, как считается, Конституционным судом Молдовы было принято не имеющее аналогов в мире решение о том, что Декларация о независимости Республики Молдова имеет приоритет над конституцией, а, значит, государственный язык должен называться румынским.

Даже после смены режима, влиянию Бухареста в языковом вопросе до сих пор никто не противодействует. Безответной осталась атака Румынской академии наук на молдавский язык, совершенная в этом году. Румынские академики были встревожены «новыми попытками ввести в официальное использование в Республике Молдова несуществующее понятие «молдавский язык», назвав его «продуктом советской пропаганды и идеологической манипуляцией». Характерно, что на эти отнюдь не дружественные высказывания последовало многозначительное молчание как со стороны власти, так и оппозиции.

А ведь кроме языка есть еще и унионисткие идеи, так же активно насаждаемые в обществе, с которыми, в общем-то, никто бороться не собирается. Вот недавно президент вновь возмутился деятельностью партий, выступающих фактически за ликвидацию молдавской государственности. Тем не менее, почему-то никто не запрещает им регистрировать себя официально в качестве политических партий, идти на выборы, устраивать политические акции в городах и районах страны — все это совершается без каких-либо правовых последствий, которые обязательно бы наступили в любом другом уважающем себя государстве.

В итоге, пока все говорят о важности языка, он постепенно отмирает как ненужный рудимент в новом молдавском (ли?) государстве. Все эти годы его последовательно подавляли не без помощи со стороны Румынии, обменивая родную историю и язык на набитые за счет процесса «евроинтеграции» политические очки и личные карманы.

Некоторые считают, что языковой вопрос не имеет сегодня особого значения. Однако история говорит об обратном. Именно грубый и необдуманный подход в столь важном и тонком вопросе стал одной из главных причин восстания левобережья, конфликт с которым не решен до сих пор. Сейчас же, выбивая из-под молдавской государственности и идентичности один из ее фундаментальных столпов, мы рискуем в очень недалекой перспективе лишиться и того и другого. Впрочем, как видно, молдавской политической элите сегодня до этого особого дела нет.

Автор — СЕМЕН АЛБУ

Источник